вверх  обратно

"Осенью "Днепр" предлагал очень серьезные деньги". Слава Кравцов - о легионерском барьере в БК "Киев", пути в НБА и агентах

29.05.2020

Капитан национальной сборной Украины Вячеслав Кравцов во время совместного прямого эфира на странице ФБУ в Instagram рассказал о своей профессиональной карьере. Вашему вниманию текстовая расшифровка basket.com.ua интервью украинского центрового, полная версия - на видео. 
 
О самоизоляции
“Из Японии вернулся 12 дней назад. Следил за ситуацией в мире и понимал, что в там более безопаснее, чем где-либо. Выдержал паузу, на пару недель после отмены сезона остался там, а потом не выдержал и вернулся. Теперь в Одессе отсиживаю двухнедельный срок. Сложно-сложно. Если в Японии меня ничего не держало, друзей рядом и соблазнов не было, то тут, в Одессе, много друзей, родители тут, но приходится сидеть на самоизоляции вдали от всех. Не очень приятный опыт”.
 
О легионерском барьере на начальном этапе карьеры
“Я был под легионерами на начальном этапе карьеры, когда бюджеты БК “Киев” и его супероппонента “Азовмаша” на тот момент были сумасшедшими. Клубы могли привлекать очень сильных иностранцев европейского уровня. 
Когда тебе 18 лет, как ты можешь вытеснить из состава легионера, у которого зарплата в миллион? Даже если ты выходишь на их уровень, как будут в глазах владельца выглядеть тренер и менеджер, которые привлекли этого иностранца? 
Это тяжелая ситуация и с этим сталкиваются 99% молодых игроков. Они становятся заложниками ситуации: ты шагаешь по лестнице, а потом перед тобой такой стоп, который не позволяет тебе перешагнуть через сильного легионера. Тут либо клуб должен пойти на компромисс и наигрывать тебя на будущее, либо отдавать тебя в аренду, где ты можешь развиваться.
Я очень долго просился в разные места, но руководство БК “Киев” меня не отпускало. У меня много было предложений из-за рубежа и даже было предложение попасть во вторую команду “Реала” в 20 лет, но меня не отпустили.
Контакт с “Жальгирисом” в 2008 году? Может быть в аренду они просили меня взять, Меня столько команд пытались арендовать, но руководство БК “Киев” твердо уверовало в то, что если я буду сидеть на “банке”, это будет намного лучше для моего развития”.
 
О работе с агентами 
“Самые удивительные, смешные и печальные истории — это отношения игрока с агентом. Очень много было разных историй, немного расскажу свою. Я себя хорошо зарекомендовал в сборной U-18, когда мы выиграли Дивизион В, а я был лидером по очкам, подборам и блок-шотам. 
Понятно, что все агенты начали меня “арестовывать”, пытались меня к себе привязать. Я выбрал испанского агента, который мне казался наиболее перспективным. Я много слышал об Испании и хотел туда попасть. Но у меня был контракт с “Киевом” на 5-6 лет и он не мог найти мне работу, пока не закончится этот контракт. Да, он может попросить руководство  меня отпустить, но никого юридического воздействия оказать не мог. Поэтому ему пришлось ждать 4-5 лет. 
Он ждал, приглашал меня на кэмпы, я приезжал в Испанию тренироваться за счет агентства. Я был в клубе “Каха Лабораль”, тренировался там, агент мне дарил кроссовки. А когда у меня закончился контракт с БК “Киев” и мне надо было трудоустраиваться, он очень вяло находил эти варианты. Хотя сейчас, имея опыт, я понимаю, что он на то время находил хорошие варианты. Но я почему-то в том возрасте думал, что должен попасть исключительно в гранд. 
Потом нарисовались другое агенство, которое дало мне свои перспективы. У меня был такой возраст, в котором одним веришь, другим не доверяешь — всплеск эмоций. Я попрощался с агентом, который поджидал меня 5 лет и хотел заработать на мне хоть что-то, и ушел прямо перед первым контрактом. Ну и потом начал работать с агентством BeoBasket — самым сильным в Европе — и работаю с ним по сей день”.

О выходе на драфт в 2009 году
“НБА ввела правило для европейцев, что ты можешь выставить свою кандидатуру на драфт до 21 года. Часто европейцы выставляются именно в 21 год, когда ты набрал максимально навыков, репутации и имени. Но ситуация для меня была очень печальной. Тренер был Обрадович, я был под легионерами и шансов играть не было.  Если менеджер из НБА видит игрока из Украины, у которого 1.5 очка за 3 минуты в среднем за игру, какой шанс, что тебя задрафтуют? 
Ни один менеджер и скаут никогда в жизни не возьмёт такого игрока. У меня не было шансов — я сидел глубоко на банке и драфт не прошел. Перед драфтом я проходил тренировки в Америке, ездил по городам, нас собирали по 10-15 человек и мы играли между собой 2 на 2, 3 на 3 и так далее. Много команд мной заинтересовалось, но драфт пролетел мимо. 
В то же время многие команды продолжали следить за мной и моим дальнейшим развитием. Там я себя на этих кэмпах и засветил. Когда я уже стал лидером “Киева”, а потом “Донецка”, скауты продолжали смотреть мою статистику и игру. “Детройт” и “Денвер” нашли меня и сказали, что я созрел играть. Я выбрал “Детройт” и попал туда”. 
 
О попадании в НБА через “бэкдор”
“Я солидно расстроился, хоть и понимал, что шансов попасть в НБА через драфт практически нет. Я еще тогда не знал, что можно попасть в НБА, как свободный агент. Думал, что это уже на всю жизнь. Потом я уже узнал, что в этом не ничего страшного.
Скауты “Пистонс” приезжали в Украину на матчи Еврокубка, когда мы с “Донецком” играли против “Летувос Ритас”. Тогда как раз Валанчюнаса взяли под 5-м пиком драфта. Я выглядел не хуже, а может быть и солиднее. У них была возможность сравнить конкретно меня и Валанчюнаса и я выглядел ничем не хуже его. Тут сразу же появился суперинтерес ко мне, так как ни по габаритам, ни по скорости, ни по мастерствуя Йонасу не уступал. 
Мой агент знал, что скаут был на игре. Интересно, что когда скаут приехал на игру плей-офф в Днепр, мне об этом никто не говорил. Я всю ночь не спал: просто посреди ночи начал себя странно чувствовать, не мог заснуть до 6 утра, а у нас в 10 утра была бросковая тренировка, вечером игра. Попросил у доктора какого-то снотворного и пропустил утреннюю тренировку, при том что это при Обрадович практически невозможно. В общем, я поспал до обеда, пришел на игру и выдал фантастический матч.
Контракт с “Донецком” у меня закончился и “Детройт” сказал, что готов меня подписать. Но они не подписывают на расстоянии и сказали, чтобы я приехал, чтобы узнать, что я за человек, чтобы я познакомился с персоналом, тренером, президентом. Были лайтовые индивидуальные тренировки, они увидели, что я нормальный, адекватный мужик и сказали: “Ну давай, подписывай”.
 
О конкуренции в “Детройте”
“Мне все рассказывали: “Вау, мы не можем поверить, какого атлетичного и перспективного украинца мы подписали!”. Говорили, что у меня все хорошо с тактикой, с мышлением и я буду разрывать лигу. Я настроился разрывать. Знал, что есть перспективный центровой Грег Монро, но после того как я подписал контракт, они задрафтовали Драммонда. Ну и если ты выбираешь игрока под высоким пиком, то надо его заигрывать, несмотря ни на что. Как бы плохо он не играл, они будут его заигрывать, пока все из него не выжмут. Я был под двумя пятыми номерами, которых не знаю, как можно было подвинуть”. 
 
Об игре против “монстров” НБА
“Я всегда боялся, что попаду к каким-то монстрам, с которыми не знаю, что буду делать, но на деле все оказалось обычно и со всеми можно играть. Но политика клуба не дала мне шанса раскрыться. 
В то же время, когда ты играешь против Хардена, Коби, Карри, вообще не понимаешь, что они себе позволяют. Они мотивируют партнеров, они в нападении везде, они в защите везде — ну кроме Хардена, конечно. 
Я восхищался Дуайтом Ховардом, видя некую схожесть в нашей игре. Но, оказавшись в лиге, понял, что Демаркус Казинс — это центровой, с которым вообще ничего невозможно сделать. Он делал все, что хотел на тот момент, когда я выступал в НБА”.
 
Об экзотическом предложении поехать в Мексику
“Когда я не мог успокоить свои аппетиты прошлой осенью, сезоны во всех лигах начались, у меня начали спрашивать: “Неужели у тебя нет предложений?”. Предложений было много, естественно, но я не хотел идти на сильно понижение по лиге и зарплате, поэтому выжидал более солидного предложения.
И тут напарник моего агента говорит: “Слава, а давай в Мексику”. Я говорю: “Я не знаю ничего про Мексику”. Он говорит: “Это супер-лига, рассказывал, как там классно и как удачно можно уехать оттуда в другой чемпионат”. И тут я набирал Мишко — моего основного агента — и спросил, чего это в Мексику меня пытаются сватать. Он говорит: “Какая Мексика? Ни в коем случае, там бардак!”. Описал мне в двух словах, что там за “Мексика” и на этом мы закончили. У агентов свои цели: для них это работа, они продали игрока, получили свою пеню — так и работают. Даже если ты с ними в дружеских отношениях, надо все проверять, думать и следовать своей чуйке”.
 
Об отказе, о котором пожалел
“После Китая у меня был шанс доиграть сезон в “Летувос Ритас”. Но в Китае был очень сложный график, я с таким никогда за карьеру не сталкивался, мы играли по 12-13 матчей в месяц. Каждый второй-третий день у нас была игра. И это с перелетами. Эти три с половиной месяца меня полностью измотали и после их окончания агент предложил доиграть сезон в “Ритас”. Но я полностью иссяк и хотел чуть-чуть отдохнуть. Взять паузу пару недель, но “Ритас” надо было срочно усилиться. Так я и не попал туда”. 
 
О “Киев-Баскете” и предложении от “Днепра” 
“Денег у “Киев-Баскета” на меня не было. То что я получаю, начиная с “Донецка” — это на порядок больше, чем могут предложить украинские команды. Единственное, что этой осенью “Днепр” настолько сильно меня хотел, что предложил мне очень серьёзные деньги — не хуже, чем в той же Японии. В Японии, может быть, чуть-чуть больше. Но я понимал, что если в таком возрасте возвращаться в Украину, то сегодня ты играешь тут и остаешься тут до последнего своего ветеранского дня. Поэтому я старался всеми силами в Украину не возвращаться. “Днепр” обращался где-то в конце октября-ноябре, когда онипроиграли две игры подряд в еврокубке”. 
 
О пропуске февральских матчей против Австрии и Венгрии
“Мы разобрались с Багатскисом по этой ситуации еще до моего вылета. Мы постоянно с ним созванивались, я с ними провел предсезонку, тренировался во время сезона. Когда я уехал в Японию, мы тоже продолжали общаться. 
Он мне сказал: “Я попал в такую ситуацию: с одной стороны, ты капитан сборной, сильный игрок и я очень хочу тебя видеть, с другой стороны тебя отпускают за день-два до официальных игр. Ты не успеешь адаптироваться и тебе надо будет играть официальные игры. С другой стороны Пустового практически никогда не отпускала “Барселона”, с графиком Геруна также сложно было привлечь”. 
И тут совпало так, что этих двух ребят отпустили, а мне лететь полмира, менять часовые пояса, адаптироваться, так что он предложил сыграть без меня. Я согласился, что это логично и понятно, но я все равно хотел приехать, увидеть ребят и потренироваться. Не было так, что я приехал и меня поставили перед фактом, я еще в Японии все знал”.  
 
О баскетбольном менталитете
“У меня сильно поменялся менталитет после игры в Китае, как бы странно это не звучало. Раньше меня тренеры воспитывали так, что баскетбол — это суперкомандная игра, в которой каждый должен выполнять свою задачку. Я всегда придерживался своего менталитета, но потом понял, что это менталитет тренеров, а менталитет игрока должен быть совсем другой — ты должен доминировать, должен быть убийцей и тащить всех за собой. И именно в Китае, где может быть только два легионеры в команде, все поменялось, ведь ответственность была очень высокой. После этого сезона все поменялось и даже в сборной я пытался брать все в свои руки и быть не подыгрывающим игроком, а тащить за собой партнеров и вытаскивать игры”.
 
Самые памятные сезоны в карьере:
Второй сезон в “Донецке”, сезон в “Детройте” и ЦСКА.   
 
Символическая сборная Украины из игроков, с которыми играл Слава Кравцов:
Денис Лукашов - Святослав Михайлюк - Сергей Гладырь - Сергей Лищук - Кирилл Фесенко. 
Добавил: BrickFreak
0
text
Индикатор репутации - оценка всех предыдущих комментариев пользователя за последние 12 месяцев, сделанная другими пользователями. Этот показатель позволяет предположить, оставлен ли комментарий уважаемым автором или нет.