вверх  обратно

"Финикс изменил баскетбол": Амаре Стаудмайер вспоминает свою карьеру

2.08.2016

1

«ЭМ-ВИ-ПИ!»

«ЭМ-ВИ-ПИ!»

«ЭМ-ВИ-ПИ!»

15 декабря 2010. Я набираю 30 или более очков вот уже 9 игру подряд. Рекорд «Никс». Мэдисон Сквер ожил – в прямом смысле ожил – восхваляя меня, восхваляя всех нас. Никогда не слышал ничего подобного. Никогда не видел такой любви. Впервые за долгое время «Никс» стали командой, с которой приходилось считаться. В тот вечер мы проиграли «-2» «Селтикс» (к слову, только из-за моего отмененного трехочкового). Но гораздо важнее, что все вокруг ожили. Ожил не только МСГ. Ожил весь город.

Каждый приходил смотреть наши игры. А если кто-то и не мог, он обязательно заходил в бар посмотреть по телевизору. Люди были счастливы во время и праздновали после игр. Клянусь, мы в одиночку вытащили экономику Нью-Йорка. Мы были будто бы звездами рока – я, Рэймонд Фелтон, Данило Галлинари, Тимофей Мозгов и вся остальная команда. Естественно, быть звездами – не наша работа. Конечно, это весело, но приоритетная задача для любого профессионального баскетболиста – побеждать. Тем не менее, подавить в себе такую вот «звезду» нелегко.

Миллионы детей мечтают сыграть в НБА. И лишь немногим это удается. Еще меньше слышат в свой адрес скандирование трибун: «ЭМ-ВИ-ПИ!»

Другое дело, что если бы я продолжил делать то, что делал в школе, то никогда бы не услышал этих возгласов.

1

Когда я стал новичком в Сайпресс Крик Хай в Орландо, я понял, что иду по опасной дороге. Я общался с плохой компанией. Начал пропускать уроки, из-за чего резко снизилась успеваемость. Но я знал, что должен подняться, прийти в себя и сосредоточиться на баскетболе.

Я обратился к своему тренеру и наставнику Берни Хэйсу. Мой отец ушел из жизни, когда мне было 12, а мать по-прежнему находилась в тюрьме, так что именно тренер Хэйс помог мне. Я спросил: «Тренер, мне надо отсюда выбраться, здесь меня ждут проблемы, куда я могу отправиться?»

Он пообещал поискать варианты и на следующий день предложил два: Оук Хилл или Сион. Об Оук Хилле на тот момент я знал лишь то, что эта школа только для парней. Мне было 15, и несмотря на то, что меня ожидали проблемы, я не хотел туда отправляться. Вот почему я выбрал Сион в Северной Каролине.

Отчетливо помню первый рабочий день: тренер поднял нас ранним утром, где-то в 6, и заставил отправиться на футбольный стадион.

«Итак, парни, полный круг по стадиону и назад».

Так, стоп, стоп! Полный круг и назад? По такому стадиону? Что?

Напомню, тогда я был только новичком. Пыхтел с каждой новой ступенью трибунной лестницы. Более опытные партнеры были лучше приспособлены к таким тренировкам, они бежали впереди и, оглядываясь, кричали: «Давай, СТАТ, давай!»

После занятия тренер дал нам галлон воды со словами:

«Выпейте. Жду вас завтра».

То был лишь самый первый день.

Тем не менее, игра стоила свеч. Каждый шаг по трибуне делал меня ближе и ближе к статусу топ-проспекта, будущего топ-пика и одного из лучших баскетболистов НБА своего времени, успевшего поиграть рядом с самыми лучшими на тот момент игроками Лиги.

Сегодня, когда я вспоминаю всю свою карьеру, хотел бы минутку уделить и им в том числе.

Начнем с самого начала. Финикс. Стефон Марбери. Я был его новичком. Он взял меня под собственное крыло и знакомил с основами основ. Многие забывают, что он был игроком Матча всех звезд, баскетболистом с максимальным контрактом. Для меня значит очень многое, что коллега такого калибра взялся за мое обучение.

Далее – Стив Нэш. Даже до его приезда мы были довольно сильны: Джо Джонсон, Шон Мэрион, Леандро Барбоса... Но со Стивом мы достигли абсолютно нового уровня. Как только в составе вашей команды появляется разыгрывающий, который ставит перед собой задачу доставить мяч туда, где он должен быть, игра открывается по-новому.

Мы изменили баскетбол. До нас позиция центрового ассоциировалась с такими парнями как Шак или Карл Мэлоун. У нас не было таких габаритов. Зато у нас была скорость. Майк Д’Антони решил перейти на игру легкой пятеркой. Наши соперники не были готовы. Они не были готовы к «7 секундам или меньше».

1

И движение мяча, передачи. Передачи. Ох, парень, как же мне нравится вспоминать об этом.

Не знаю, как Стиву удавалось так пасовать. В самый разгар игры важность точного паса сильно недооценивается. Я понимал ее только после просмотра повтора по телевизору или вместе с командой. Тогда я говорил Стиву: «Черт, вот это передача!»

Стив был одним из лучших созидателей и шутеров в истории игры, а у меня были места на первом ряду всего этого зрелища. Стив перенес мою игру на принципиально иной уровень. Он показал, что значит быть лидером.

Но в то же время не могу забыть и о своем большом кореше: Шаке. В юности именно он был моим идеалом. И мне довелось играть с ним в Финиксе в 2008 и 2009. Благодаря ему я показывал внушительную статистику. Благодаря вниманию, которое оппонент был обязан ему уделять.

Не могу не сказать о Дирке Новицки – против него было играть сложнее всего. Его бросок с отклонением невозможно остановить. К счастью, в 2015-м, когда мы какое-то время играли вместе, мне не приходилось этим заниматься. Мог выходить вместе с ним и смотреть на его игру.

В прошедшем сезоне я поиграл немного с Дуэйном Уэйдом, еще одним будущим членом Зала Славы. Он ведет мяч так низко и на такой скорости, что буквально два движения дают ему возможность прорваться к кольцу. Создается впечатление, будто он всю игру проводит на автопилоте, а в конце на его счету 28 очков и 9 передач.

И, наконец, последний, но не по важности – Кармело Энтони. Думаю, что именно он – лучший скорер НБА. Для него набор очков – настолько легкое занятие... Когда Кармело в ударе, он проводит игру сильно лучше, чем все одноклубники. В тот вечер, когда он набрал 62 очка в Мэдисон Сквер, ему это далось крайне легко. Мог набрать и 70, а то и больше. Вот в чем суть игры – достичь уровня Кармэло. Когда великий игрок выдает такое выступление, наблюдать за этим невероятно весело.

1

За 14 сезонов НБА в своем багаже опыта я накопил столько потрясающего баскетбола... Мне доводилось играть с героями детства. Я был частью коллектива, навсегда изменившего игру. И я почувствовал неповторимую любовь фанатов.

Вся та любовь, все то удовольствие, что я получал в Нью-Йорке и Финиксе – ничто с этим не сравнится. Это останется со мной и на новом этапе игровой карьеры. Я всегда буду любить эти города, их вклад в меня сегодняшнего. Эти города, эти люди навсегда в моем сердце.

Да, я ухожу из НБА, но не прощаюсь с баскетболом. Следующий шаг – «Хапоэль», одна из лучших европейских команд. И дело здесь не в деньгах. Это путешествие – в том числе и духовное.

В Писании об Иерусалиме говорится как о святом месте. И это чувствуется во время нахождения в городе. Мне предоставляется возможность стать лучшим мужем и лучшим отцом, чтобы вести семью в правильном направлении. Сам шанс играть здесь и становиться лучше во всех аспектах радует.

Как говорил мне мой отец: «Предел – только небеса».

Время взлетать.

Источник: sports.ru

Добавил: Beaver
0
text
Индикатор репутации - оценка всех предыдущих комментариев пользователя за последние 12 месяцев, сделанная другими пользователями. Этот показатель позволяет предположить, оставлен ли комментарий уважаемым автором или нет.