вверх  обратно

Джордан, Мэджик, Чемберлен. Как стать легендой НБА?

7.08.2013

Белые не умеют прыгать? Можно ли стать великим баскетболистом с плохим ведением? Можно ли быть одновременно разыгрывающим и центровым? Как стать иконой для нескольких поколений? Ответы на эти вопросы дают нам легендарные игроки НБА, повлиявшие на развитие баскетбола.

Билл Рассел (карьера игрока в НБА 1956–1969)

Атака — это то, что отличало НБА с момента ее сотворения. С появлением Джорджа Майкона многие клубы поняли, что баскетбол — это игра больших, хотя до этого считалось, что баскетбол — лишь упражнение на скорость и точность для обычных физкультурников. Центровые были штучным товаром, везучие тренеры использовали их преимущества на полную катушку, и малышам оставалось лишь брать количеством и неустанно бомбить кольцо оппонента. Так что обе стороны делали одно и то же: набирали очки, только разными способами.

Рассел показал, что залогом успеха может быть защита и командная игра. 11 чемпионских титулов (наибольшее количество) за 13 лет карьеры в «Бостоне» — это лишь цифра в сравнении с его влиянием на баскетбол. Центровой «кельтов» стал первым, кто делал блок-шоты правильно, то есть накрывал бросок до того, как он достигнет высшей точки траектории полета. Задолго до Родмана, Данкана и Гарнетта был Рассел, который до сих пор занимает второе место по количеству подборов за все время существования лиги. Рассел полагался на умение читать игру, а не только на атлетизм, это во многом помогло ему стать первым афроамериканским тренером в истории НБА. Ну и, конечно, без Рассела не было бы противостояния с Уилтом Чемберленом, самой значимой дуэли центровых в истории баскетбола.

Ларри Берд (1979–1992)

Игрок, напрямую соперничающий с Расселом за титул величайшего из тех, кто надевал майку «Селтикс». Невзрачный паренек, бледный как смерть, выросший в глуши провинциальной Индианы. Кроме роста, Ларри не имел никаких данных, чтобы стать баскетболистом. Медленный, без прыжка, без мышечной массы, посредственный дриблер, никудышный атлет, Берд нашел свой способ влиять на игру.

И до него были игроки, умело атаковавшие кольцо, но понятие чистый снайпер укоренилось лишь после появления Берда. 33-й номер «кельтов» первый показал, что доминирование возможно исключительно за счет феноменальной точности. 50 процентов реализации со средней дистанции, 90 — с линии штрафных, 40 из-за дуги — все это одновременно и на протяжении многих лет. За карьеру Берд по количеству передач, точности трехочковых и подборов (в среднем 10 — неплохо для того, кто не умеет прыгать, правда?) превосходит Майкла Джордана. Пожалуй, самый популярный белый игрок. За счет снайперской одаренности и беспримерных лидерских качеств он противостоял Доминику Уилкинсу, Айзее Томасу, Джулиусу Ирвингу, Майклу Джордану и, конечно, баскетболисту, состязание с которым началась еще до попадания обоих в НБА — с Мэджиком Джонсоном.

Мэджик Джонсон (1979–1996)

Есть категория игроков, чьи достижения можно превзойти, но стиль невозможно копировать, Эрвин Мэджик Джонсон — олицетворение такого типа. Разыгрывающий ростом 206 см в соавторстве с Ларри Бердом выдал самый популярный финал среди колледжей в истории баскетбола. Матч между «Мичиган Стэйт» и «Индианой Стэйт», в котором Мэджик привел свою команду к победе, стал толчком для развития скаутской системы. Процесс стал более сложным и прогрессивным, скауты стали чаще прибегать к системам видеонаблюдения, начали уделять больше внимания статистическим данным начинающих баскетболистов.

В первом же сезоне Джонсон стал лучшим новичком, чемпионом НБА и самым ценным игроком финала. Единственный случай, когда подобное удалось дебютанту лиги. Тогда же, задолго до Леброна Джеймса, Мэджик показал, что будущее игры за универсализмом. На протяжении сезона Джонсон периодически играл на всех позициях, апогеем стал шестой матч финальной серии, когда вместо травмированного Карима Абдул-Джаббара, Джонсон вышел в старте на позиции центрового. Тогда он набрал 42 очка, сделал 15 подборов и раздал 7 передач.

Благодаря своей искрометной игре и соперничеству с Ларри Бердом Джонсон привлек внимание медиа, которые поняли, насколько прибыльными могут быть спортивные трансляции. Интерес к лиге со стороны простых обывателей, реклама, освещение баскетбола — во все это внес неоценимый вклад Джонсон, который благодаря веселому нраву, таланту шоумена и уникальной манере игры вывел лигу на новый этап развития.

Майкл Джордан (1984–2003)

Наверное, ты сделал что-то очень важное, если твое имя четверть века является стандартом для всех без исключения баскетболистов в мире. Про Джордана до сих пор пишут книги, трактаты и докторские диссертации. С появлением Джордана изменился сам принцип баскетбола, во многом из-за него термин competitiveness начал рассматриваться не просто как конкурентоспособность, а как патологическая, на уровне психологии, жажда соперничества.

Джордан инстинктивно желал превосходить всех: партнеров по команде, соперников, тех, кто ставит под вопрос его способности, по этой же причине он до сих пор не бросил «Бобкэтс». Изменения произошли и потому, что Джордан зарубил карьеры тех, кто мог внести свой, скорее всего, больший вклад в развитие игры — Чарльза Баркли, Карла Мэлоун, Джона Стоктона, Реджи Миллера, Гэри Пэйтона. Список оставшихся без чемпионских перстней из-за Майкла можно продолжать.

Революция в мире спортивной моды — это тоже к Майклу, именные модели кроссовок выпускались и до него, но лишь Джордану удалось сделать из этого отдельную культуру. Рекорды, победы, принцип подготовки, образ жизни — всему этому подражают нынешние звезды баскетбола, и чем больше они пытаются, тем недостижимее становится фигура Майкла.

Уилт Чемберлен (1959–1973)

Уилт Чемберлен был как редкое природное явление. Он возник на заре 60-х, и лиге тут же пришлось менять правила. Как минимум, пять из них были переписаны исключительно для того, чтобы хоть как-то ограничить степень влияния Чемберлена на результат. Таких, как Уилт, нет и больше никогда не будет. При всех ограничениях и особенностях 60-х и 70-х в баскетболе больше не случится человека, который бы в среднем за сезон набирал по 50 очков, просто потому что ему так хотелось. 100 очков в одной игре — это словно символ. В отличие от принципиального соперника Билла Рассела, Чемберлен был одержим рекордами и индивидуальными достижениями. Ему было тесно в рамках баскетбола, он играл в волейбол, прыгал в высоту и длину, бегал на длинные дистанции. И практически везде достигал высочайших результатов.

Чемберлен, пожалуй, первым среди игроков НБА начал в открытую вести светскую жизнь, появляться на публике в вызывающих костюмах, сниматься в кино, записывать музыку, активно участвовать в рекламе. Все то, к чему сейчас профессиональные игроки относятся серьезно, Чемберлен делал просто так, потехи ради, будь то статистика или жизнь вне площадки. Даже тем, кто сильно пытается, не удастся переплюнуть Уилта. Ведь вряд ли кто сможет (и станет) выжимать вместо штанги живого Арнольда Шварценеггера, а ведь именно так Чемберлен готовился к съемкам в «Конане-Разрушителе».

Источник: news.sportbox.ru

Добавил: alex5688
7
text
Индикатор репутации - оценка всех предыдущих комментариев пользователя за последние 12 месяцев, сделанная другими пользователями. Этот показатель позволяет предположить, оставлен ли комментарий уважаемым автором или нет.