На главнуючемпионаты страны|карта баскетбола
Логин:
Пароль:
Запомнить меня

NEWSMAKER

  • antonius1109
    4631 грн.
  • kaptoxa
    2769 грн.
  • dinero
    1664 грн.
  • Harden
    105 грн.
  • duchess
    35 грн.
  • Clayton
    35 грн.
  • monfan
    14 грн.
  • UaBoy19
    14 грн.
  • Любитель
    13 грн.
  • VIKCHI
    7 грн.

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Самые неотразимые приемы в современной НБА

17.02.2017
Блог «Планшет» пытается объяснить, что делает великих игроков великими.

Сразу нужно покаяться: невозможно определить способ для определения самого-самого неотразимого приема.

Совершенно точно нельзя сказать, что круче – кроссовер Айверсона или бэнк-шот Тима Данкана. К счастью, круче всего крюк Джаббара, и с этим знанием приятно жить и комфортно умереть. Но вот с современными игроками можно хотя бы примерно выявить их отличия друг от друга.

Данная фантазия построена на примитивной (хотя и несовершенной) методологии. Изучается арсенал тех игроков, которые занимают видные позиции по количеству «изоляций» и заработанных в ходе подобных розыгрышей очков. В данном случае не учитываются задействования игроков в «посте» («пост-апы» относятся к другой статистической категории), но в смысловом отношении от этого пост (в значении «материал») только выигрывает. Любители олдскула сейчас расскажут, до чего прекрасны все эти закорючки из усов и пихания толстяков под щитом, хотя, на самом деле, все они мало чем отличаются друг от друга и слишком постны, то есть лишают мир разнообразия. История же эта скорее про разнообразие и присущие ему характеристики, а не про неотразимость-эффективность.

Главный минус такого подхода (помимо всех остальных да еще и наличия занудного автора) заключается в том, что он учитывает лишь показатели этого конкретного сезона. Поэтому здесь нет пропустившего много матчей Криса Пола, зато присутствует Джамал Кроуфорд. Но тут ничего не поделаешь: хэштэг «прямосейчас» никто не отменял, и стоит быть благодарным уже за то, что Остину Риверсу не хватило полочка, чтобы пролезть еще и сюда. ( А неотразимый прием Остина Риверса настолько неотразим, что ему потребовалось аж три попытки, чтобы сделать его правильно ).

Кевин Дюрэнт («Голден Стэйт»)

PER: 27,53; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 2,5 очка; % использования «изоляций» в арсенале: 11,4%; очки за владение при «изоляциях»: 1,02

Дюрэнт не смог квалифицироваться в данный список и обойти Остина Риверса. Какого черта он здесь делает?

Дело не только в том, чтобы унизить Остина Риверса (хотя кого я обманываю).

Дюрэнт умудряется набирать 2,5 очка после «изоляций» в самом «Голден Стэйт» (ближайшие к нему люди – это Карри с 1,9 и Томпсон с 0,8). Если бы на вас так орал Дрэймонд Грин по поводу болезненной склонности к «изоляциям», вы бы и просыпаться не стали. А КейДи продолжает припадать к любимому источнику вдохновения, жалоб и кирпичей. Так что 2,5 в «Уорриорс» вполне можно считать квалификационными, принимая во внимание бывшие заслуги гражданина и его желание во что бы то ни стало попасть в такой список.

Механика действий Дюрэнта хорошо понятна и идет из идеальной предпосылки. Итак, имеется семифутер с подвижностью маленького игрока. Недоступный для защитников бросок – есть. Быстрый релиз – есть. Дриблинг защитника с уличных площадок – есть. Скорость длинноного страуса – есть.

Нетрудно сложить два и два и понять, что с этим делать.

Любимые приемы Дюрэнта раскладывают на несколько, но, на самом деле, это один и тот же маневр, просто с разными продолжениями.

Дюрэнт замедляется с мячом и просчитывает действия защитника. Это может быть просто пауза или какой-нибудь усыпляющий кроссовер.

Мяч обычно оказывается на левой руке. Дальше Дюрэнт может резко остановиться и бросить с ведения. Может купить на бросок – и тогда либо сразу ломануться в левую сторону, либо перевести мяч на правую руку.

Комбинация движений незатейлива, но совершенно неотразима, если учесть все исходные предпосылки.

Айзейя Томас («Бостон»)

PER: 27,76; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 2,9 очка; % использования «изоляций» в арсенале: 9,6%; очки за владение при «изоляциях»: 1,17

Гребаная 175-сантиметровая сенсация пролезла и сюда: Томас эффективнее всех при «изоляционных» розыгрышах среди всех более-менее часто задействованных в них лицах. Что лишь подтверждает статус «Короля в четвертой». Человека элементарно не могут сдержать, и есть лишь одна причина, чтобы считать дни до плей-офф (ну, если вы не совсем ибакнулись, чтобы надеяться на Ибаку) – это то, сможет ли «малыш» делать все то же самое в плей-офф, при замедленном темпе, жесткой опеке, меньшем числе выходов на линию и настроенном на отпускной лад Хорфорде.

В арсенале Томаса все разнообразие так называемых «hesitation moves», обманных движений на паузе. Разыгрывающий «Бостона» слишком маленький для кроссоверов без скорости и уж тем более каких-то силовых приемов – он просто сбивает соперника с толку показами за счет плеч и поворотов тела, а потом уже уходить от него на феноменальных скоростях.

Главный прием Томаса выглядит довольно дурацким, но при этом не теряет свою действенность все то время, что «малыш» разрывает крупных дурошлепов.

Техника вроде бы проста и неказиста. Томас делает кроссовер и оказывается вполоборота к защитнику. Этим он одновременно сбивает его с толку (некоторые начинают гадать, куда он может отправиться дальше) и при этом занимает стартовую позицию для рывка (левая нога не опускается). Пауза – защитник слегка расслабляется – и тут же взрыв уносит Томаса бесконечно далеко от опекуна.

Если даже тот начинает о чем-то догадываться, ему это не помогает.

Дальше все уже на автомате: Томас не стесняется пользоваться «флоатером» , умеет использовать кольцо в качестве защиты , комфортно чувствует себя в «краске» .

Джамал Кроуфорд («Клипперс»)

PER: 11,59; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 3,1 очка; % использования «изоляций» в арсенале: 25,2%; очки за владение при «изоляциях»: 0,88

Дяденьке 36 лет, и он продолжает всех возить как ни в чем не бывало, каждый день подтверждая, что прозвище в честь одного из главных элементов игры просто так не получают. ДжейКроссовер не только играет, а живет и дышит бесконечными переводами с одной руки на другую.

Главный прием в арсенале Кроуфорда – это дикий трехочковый с дополнительным штрафным запатентованный shake&bake, перевод за спиной с мгновенным переводом в обратную сторону.

К счастью для окружающих в столь эффектном виде, что прямо искры из глаз сыплются, Кроуфорд применяет его довольно редко и бережет для торжественных оказий.

Shake&bake – идеальный символ для безумного стиля защитника. В этой системе нет никакой рассудочности, никакого замысла, ничего продуманного. Собственно и самой «системы» как таковой нет. Кроуфорд сам признается, что не знает, что произойдет в следующий момент. Это дриблинг исключительно на инстинктах, на чувстве, на чтении защитника – как маленьким мальчиком он таскался с баскетбольным мячом в любую погоду и танцевал в собственном ритме на улицах Сиэтла, точно так же он и продолжает делать: качает в разные стороны, пока защитник не завалится.

Пол Джордж («Индиана»)

PER: 18,82; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 3,1; % использования «изоляций» в арсенале: 15,4%; очки за владение при «изоляциях»: 0,89

Самые запоминающиеся номера в карьере Джорджа связаны с разворотами , но это лучше оставить для материала об уморительных злоключениях Брэндона Найта, главного неудачника в истории баскетбола.

Одно из самых недооцененных умений форварда «Индианы» – это его необычный бросок, механику которого Джордж значительно изменил несколько лет назад. Он бросает одним движением – без отвода мяча за голову, без связанной с этим паузы. Что дает ему, как и другим ярким представителям «броска одного движения» Карри и Хардену, преимущество перед защитником.

Все, что нужно Джорджу с таким агрегатом поражения кольца – это немного пространства. Его главный маневр – это «стэп-бэк» : он показывает защитнику намерение идти внутрь, обманывает его кроссовером, а затем отпрыгивает назад. Следует бросок со средней.

Джордж, конечно, не совсем уж застрявший в прошлом Дерозан, но самых неэффективных бросков в баскетболе он совершенно не стесняется. Дальние двухочковые занимают в его репертуаре 28% всех бросков (у Дерозана – это 30%) и логически ложатся в общую канву его игрового стиля, стиля, лежащего где-то на пересечении Пола Пирса с его излюбленным стэпбэком и обожавшего дальние двухочковые Кобе.

Джон Уолл («Вашингтон»)

PER: 23,18; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 3,3 очка; % использования «изоляций» в арсенале: 15,6; очки за владение при «изоляциях»: 0,81

На самом деле, главное движение Уолла – это бросок с отклонением . Именно так он иногда, очень редко, выигрывает матчи, но этот маневр в его исполнении ненадежен и малоэффективен. Так что, в принципе, не удивительно, что его действенность при «изоляциях» – худшая среди всех лидеров, по долгу службы и зову тела вынужденные довольно много играть один на один.

Самый быстрый человек в лиге обладает россыпью замечательных и даже уникальных приемов. Среди всех переводов мяча за спиной, кроссоверов, вертушек и прочего Уолл особенно уважает прием, который называет «сизор стэп» : пауза – быстрая разножка – изменение направления движения – перевод на другую руку – и пока-пока.

Сам же Уолл при этом считает своим лучшим движением показ передачи в стиле Криса Пола: в проходе он демонстрирует пас , но вместо этого посылает мяч в пол, вылавливает его снова и продолжает идти на кольцо . Смотрится очень круто. Сбивает многих с толку. Но, как и большинство лучших умений Уолла, доступно лишь при уже набранной хорошей скорости.

Демаркус Казинс («Вашингтон»)

PER: 26,70; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 3,6 очка; % использования «изоляций» в арсенале: 15,2%; очки за владение при «изоляциях»: 0,84

Центровой «Кингс» не очень эффективен при «изоляциях», но в данном случае нужно обратить внимание на другое: Казинс – единственный пятый номер среди всех специалистов по обыгрышам один в один, и это еще раз свидетельствует о его уникальном даровании.

Помимо того, что Казинс наводит ужас на судей, журналистов, стулья и прочие отвратительные, но пригодные для лупцевания объекты, он еще и воплощает малопонятную, но сильную тягу некоторых граждан к танцующим в «краске» великанам. «Большой» «Сакраменто», конечно, может и бросать трехи, и бегать, раздавая передачи, но его самое любимое место – это лоу-пост, где Казинс показывает широчайший арсенал приемов в «посте», от «ап-н-андер» до всяких полукрюков. Среди всего, что он делает под щитом, впрочем, выделяется наиболее органичный для его конституции элемент: Казинс нащупывает задницей соперника и проворачивается вокруг него .

Наверное, неслучайно, что то же самое умение сопутствует и обыгрышам Казинса один в один. Конечно, он может слегка запутать оппонента на дуге своим ленивым кроссовером и рвануть под щит прямо с дуги: половина центровых лиги за ним просто не успевают в подобной ситуации. Но все равно наиболее эффективным приемом становится имитация обыгрыша в «посте», которая приключается «в поле»: кроссоверы кроссоверами, но Казинсу явно удобнее двигать оппонента пятой точкой и обыгрывать его за счет поворота.

Дэмиан Лиллард («Портленд»)

PER: 22,21; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 4,2 очка; % использования «изоляций» в арсенале: 16%; очки за владение при «изоляциях»: 1,06

Основа игры Лилларда проста и понятна: Лиллард – это такой Карри для бедных родственников с дождливого севера. Главное его умение – это бросок практически без остановки, сразу с движения. Защитник «Блейзерс» всегда, какими бы ни были окружающие его обстоятельства, поднимается вертикально и совершает бросок одним движением. Соответственно все остальное Лилларду необходимо для того, чтобы получить небольшое пространство для претворения в жизнь своего внутреннего карри.

Основных движений у Лилларда не так много, и они скреплены в четкую систему .

Чаще всего Лиллард использует любимый прием Криса Пола – так называемый in-and-out. Такой дриблинг помогает запутать защитника, создать небольшой гандикап и распорядиться ситуацией уже с позиции явно более быстрого игрока, действующего первым темпом. Если защитник прижимается к нему, Лиллард идет внутрь, если пятится назад – бросает.

Еще два приема для выгадывания лучшей ситуации для броска традиционны: либо резкая остановка, после которой защитник улетает по инерции, либо стэпбэк – Лиллард отталкивается от защитника, отпрыгивает в сторону и бросает.

При проходах под щит Лиллард пользуется в том числе и тем же приемом, что так активно задействует Айзейя Томас: с полуоборота он резко изменяет направление движения, наращивает темп и проскакивает защитника.

Но главным образом он любит комбинацию из двух взаимосвязанных элементов.

Сначала Лиллард переводит мяч между ног и внимательно наблюдает за защитником: если тот ведет себя пассивно и не понимает, что происходит, то он сразу же ускоряется в левую сторону.

Если же оппонент предугадывает маневр и успевает шагнуть влево и загородить путь к кольцу, но Лиллард переводит мяч за спиной и двигается в правую сторону.

Характерная особенность заключается в том, что во всех своих маневрах Лиллард довольно явно и активно орудует при этом другой рукой, всячески отодвигая и третируя обороняющегося. Не он один, но лишь у него и Ирвинга это выходит настолько очевидно. Хотя придираться не стоит: именно эти двое и являются самыми эффективными в обыгрыше один в один.

Демар Дерозан («Торонто»)

PER: 23,84; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 4,7 очка; % использования «изоляций» в арсенале: 16,7%; очки за владение при «изоляциях»: 1,02

Любимый игрок Кобе Брайанта в современной лиге действительно прибыл откуда-то из тех времен, когда «niggaz with attitude» воспринимались на полном серьезе: в лиге, где все вплоть до уборщиц и маскотов помешались на «скорости и пространстве», «Рэпторс» продолжают верить в ценности прошлого века. Наверное, у них просто нет другого выбора, но смотрится довольно забавно.

В современном баскетболе все зациклено на создании свободных бросков и расширении атаки. Дерозан, как кажется, страдает ярко выраженной агорафобией – он не только полностью вывел трехочковые из своего арсенала, но и просто с болезненной настойчивостью стремится поближе к «краске» – к народу, к людям, к их прикосновениям, дыханию в лицо, суровым объятиям и неотъемлемому контакту. Человек тоскует без коллектива и не может обрекать себя на одиночество трехочковой дуги. Это бы, конечно, не работало, если бы свингмен «Торонто» не обладал феноменальной работой ног, позволяющей ему комфортно чувствовать себя при любом скоплении народа. В этом смысле характерны даже не коронные, запрограммированные движения Дерозана, а те вещи, которые он вытворяет спонтанно, ориентируясь на меняющиеся обстоятельства и ситуацию: пробрасывает мяч между ног одного защитника и тут же одним движением обыгрывает второго вертушкой, экспериментирует в евростепах, отталкивается с дальней от оппонента ноги… Вот такие штуки лучше всего характеризуют его маниакальную манеру ошиваться в толпе.

Сама по себе игра Дерозана – это такой практически идеальный танец, где воедино смешиваются евростепы, развороты, широкие кроссоверы, отпрыгивания в сторону для броска, броски с отклонением. Вся эта музычка из нулевых проникнута стилистикой Кобе и Уэйда и представляет его их самым талантливым эпигоном. Но есть одно движение, которое Дерозан любит самозабвенно, с той же дикой страстью, что и свои походы в народ – это обманные показы броска. В них игрок «Рэторс» совершенно не знает меры, и, если бы над ним изо всех сил не ржал по этому поводу Лаури, то кажется, он бы эксплуатировал их еще активнее. Один показ , два показа … Показов много не бывает.

Леброн Джеймс («Кливленд»)

PER: 26,34; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 4,9 очка; % использования «изоляций» в арсенале: 20,8%; очки за владение при «изоляциях»: 0,93

Если провести опрос, то 80% респондентов назовут главным приемом Джеймса «крабовый дриблинг», а остальные 20 читали статью по «толчок Леброна».

На самом деле, вся игра Короля построена на сочетании нескольких элементов, которое собственно и делает его самым доминирующим игроком XXI века.

Как говорит сам Джеймс, «защитник меня не волнует – я уверен, что смогу его пройти, и смотрю на то, что делается на площадке». У Леброна нет каких-то выдающихся финтов или ярких движений, все просто, невзрачно, прагматично и максимально действенно. Если нет вариантов для передачи, форвард начинает действовать сам и использует то, что называется “hesitation dribble” , дриблинг, построенный на паузах и понимании уязвимости защитника. Джеймс переводит мяч под ногой на правую ногу и следит за защитником: если тот расслаблен, то он сразу же рвет в правую сторону. Большинству людей в подобной ситуации пришлось бы кисло: такого маневра недостаточно, чтобы уйти от игрока достаточно далеко, особенно если учесть, что у Джеймса нет скорости Айзейи Томаса. Но у него есть кое-что получше: рама Леброна лишает защитников возможности для сопротивления, он слишком большой, сильный, мощный и широкий в плечах, чтобы кто-либо мог попытаться выбить мяч у него на ведении.

Два других элемента дополняют основной.

Если защитник успевает перекрыть ему дорогу в правую сторону, то у Джеймса всегда остаются дополнительные варианты: он может развернуться в левую лихой вертушкой , благо шаги ему все равно никто не считает, либо он может отпрыгнуть назад/в сторону и бросить со средней .

Любой игрок «Уорриорс» вам скажет, что если Джеймс попадает со средней, то сдержать его практически невозможно: попадающий Леброн – это самое совершенное воплощение «тройной угрозы», которое только существовало в истории лиги. Что делает предвкушение финальной серии еще более интригующей: в этом-то сезоне по сравнению с предыдущими Джеймс наоборот резко добавил в броске.

Харрисон Барнс («Даллас»)

PER: 17,31; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 4,9 очка; % использования «изоляций» в арсенале: 26,3%; очки за владение при «изоляциях»: 0,94

НБА прекрасна в том числе и тем, что регулярно смеется всем в лицо.

Последние годы весь дискурс вокруг Харрисона Барнса сводился к тому, что из амплуа «трехочковый подано» ему не выйти: эксперты с умным видом сообщали, что метать трехи из угла – это, конечно, общественно-полезное и богоугодное дело, но без серьезных приемов, умения обыгрывать один в один, претендовать на максимальный контракт как-то даже нелепо.

Барнс получил свои миллионы от Кьюбана, перебрался в «Даллас» и умудрился в отсутствие Новицки и в присутствие обширного доверия к нему Карлайла стать одним из главных мастеров изоляционного баскетбола в лиге.

Ну, не прекрасно?!

Как выяснилось, умения Барнса простирались несколько дальше.

Во-первых, в системе «Уорриорс» как-то не осознавалось, насколько у него быстрый «релиз». В «Маверикс» он и сходу легко бросает, и вообще заставляет защитников находиться к нему максимально близко.

Во-вторых, во многом из-за такого броска какие-то сверхпродвинутые приемы ему по сути и не нужны. Барнс продемонстрировал стандартный джентльменский набор игрока своей позиции: джеб-стэп (ложный шаг, заставляющий защитника отступить), hesitation dribble (пауза и прочитывание защитника, необходимые для того, чтобы ослабить бдительность и пойти в правую сторону), кроссовер и последующий проход в левую сторону , ну и стэп-бэк , отшагивание назад с последующим броском.

Возможно, в этом нет какой-то особенной гениальности и пленительного разнообразия, но вся эта немудреная комбинация неплохо работает. Барнса перегружают «изоляциями», а он дает какой-никакой результат. Неплохо для товарища, который до этого показывал стабильную индивидуальную программу лишь на коротких отрезках сезона, а в остальные слушал истории о своей атакующей импотенции.

Кармело Энтони («Нью-Йорк»)

PER: 19,44; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 5,3 очка; % использования «изоляций» в арсенале: 24% ; очки за владение при «изоляциях»: 0,94

В болельщиках «Никс», помимо их экстравагантного оптимизма, удивляет еще и потрясающее умение давать гиперусложненную оценку ситуации. Например, есть вот конфликт между Филом Джексоном и Кармело: один хочет «треугольного нападения», но побед, накуриться полынью и выгнать единоличника, но участвовать в медийных драмах; другой не подвластен всей это амбивалентности и уважает комфорт Нью-Йорка, семейные ценности и изоляционный баскетбол. Оба настолько не похожи, что возникает соблазн занять сторону одного из них. Но болельщиков «Никс» не проведешь. Они настолько навострились за это время разбираться в разных сортах говна, что уж оттенки серого, присутствующие в отношениях Джексона и Мело, улавливают на уровне подсознания и умудряются ненавидеть обоих, хотя и в разных пропорциях.

К теме доклада это имеет непосредственное отношение: когда «Никс» еще худо-бедно шли в зоне плей-офф, «Мэдисон-Сквер-Гарден» единодушно освистывал Кармело, когда тот привычно тормозил атаку, вставал в любимую позу и начинал отрабатывать свои дежурные па. Ни Джексон, ни шумовое оформление, ни слухи о надвигающей старости Энтони не остановили. Он как обычно в топе и внушает уважение хотя бы своей настойчивостью.

По сравнению с денверскими временами Энтони погрузнел, набрал солидности и подсократил в своей игре «ребяческие» номера: всяческие задорные кроссоверы, кросс стэпы (замедление движение с последующим резким набором скорости) и прочую несерьезность. Он уже давно не стесняется явно передерживать мяч и предаваться глубокой рефлексии относительно действий защитника: если ему удается нащупать слабое место, то он может пройти за счет резкого первого шага и крупных размеров, если нет, то он замучает оппонента, болельщиков, дремлющего Джексона бесконечными джеб-стэпами, которые со временем стали неотъемлемым образом ассоциироваться с игрой Мело.

Энтони – тоже продукт ушедшей эпохи двухочкового баскетбола, фанат дальних двухочковых и замирающего в недоумении нападения. Характерно, что нежелание подстраиваться и под движение мяча, и под «треугольное нападение» он продолжает подкреплять остающейся на прежнем уровне эффективностью. Простенькие связки элементов, выстроенные вокруг сочетания его габаритов, скорости и шикарного броска, создают основания для того, чтобы один из лучших снайперов в истории мог не прогибаться под меняющийся мир.

Кайри Ирвинг («Кливленд»)

PER: 21,75; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 5,3; % использования «изоляций» в арсенале: 20,5%; очки за владение при «изоляциях»: 1,10

Ирвинг, само собой, большой красавчик, но еще ему и неимоверно повезло: наличие рядом самого опасного баскетболиста эпохи создает для него все необходимые условия. Защитнику «Кливленда» можно закрыть пространство, но для этого нужно несколько человек, а где их взять, если половина стартовой пятерки уже брошена на нейтрализацию Леброна. Такие предпосылки и приводят к тому, что вы можете сколько угодно жонглировать фактами, данными, предположениями и прочими ухищрениями и, ранжируя лучших разыгрывающих, отправлять Кайри куда подальше. Вот только совершенно не важно, как именно Ирвинг коррелирует с остальными плеймейкерами лиги. Ирвинг – просто самый эффективный человек в НБА в том, что касается «изоляций». И кажется, что и его, и «Кэвз» данное обстоятельство вполне устраивает.

Лучшим в этой странной, но важной для матчей плей-офф области Кайри делают две вещи. (Ну, и подразумевающийся в скобках Леброн).

Первая – это бросок сходу, в том числе и из-за дуги. Если кому-то нужен пример, постучите в Зал славы баскетбола, там один такой должен быть где-то выбит золотыми символами. Еще до прихода Джеймса Ирвинг радовал игрой в «клатче», а уж после того как тот столько раз на него наорал, совсем расцвел и преисполнился чувства гордости за себя. Он может промахнуться – иначе его не остановить. Но на последних минутах Ирвинг как-то не намерен промахиваться еще больше, чем в обычное время.

Второе – это лучший дриблинг в лиге. В запасе у Кайри очень много компонентов: убийственные кроссоверы, переводы за спиной, красочные «вертушки», in-and-out’ы , финт Шэмгода … Не говоря уже о джеб-стэпе и приемах, с помощью которых он создает пространство для броска.

Пожалуй, больше всего бросает в глаза, что, в отличие от Джамала Кроуфорда, в этом каскаде баскетбольной эквилибристики присутствуют расчет и намерение. Если ветеран позволяет себе подчиняться инстинктам и впадать в ритм, который ему задается мячом, то Ирвинг просто слишком быстр и слишком здорово чувствует мяч, а потому движется быстрее, чем люди и предметы вокруг него. Именно поэтому от матчей финальной серии, в которых он блистал, было ощущение хладнокровного убийства: ощутив себя важной частью происходящего, Кайри методично разбирал выстроенную защиту и словно безошибочно просчитывал действия защиты. Это, конечно, совершенно нереальное ощущение, но, наверное, когда речь идет о самом неудержимом мастере по игре один в один в лиге, так и должно быть.

Расселл Уэстбрук («Оклахома»)

PER: 29,52; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 5,6 очка; % использования «изоляций» в арсенале: 19,1%; очки за владение при «изоляциях»: 0,87

Уэстбрук – это моментальное впрыскивание адреналина. А раз так, то тут не до изящества.

Уэстбрук слишком быстрый, слишком резкий, слишком нетерпеливый, слишком злой и агрессивный, чтобы задумываться о методичном раскачивании защитника. Какое тут раскачивание, когда создается впечатление, что он с удовольствие вырубил бы оппонента прыжком ногами вперед.

Уэстбрук движется в другом ритме с остальными жителями планеты, поэтому и то, что происходит у него в голове, и то, что может происходить на площадке, мы попросту не воспринимаем. Все намерения защитника сливаются в одно действие, простое, понятное, не требующее пояснений.

Фактически, как у Ирвинга, Уэстбрук опирается на две вещи:

Во-первых, у него тоже есть идеальный инструмент для атаки. Бросок Уэстбрука явился откуда-то из видеоигр и как-то прирос к реальности – гиператлетичный и гипербыстрый Уэстбрук выпрыгивает и палит раньше, чем кто-либо может ему помешать . Заблокировать или повлиять на него невозможно. Проблема лишь в том, что сам по себе он довольно нестабилен.

Во-вторых, у Уэстбрука тоже есть известные способы обыгрыша защитников, но они построены не на всей этой красоте и танцам с мячом, а на постоянной смене направления и скорости, сопровождаемой пристальным наблюдением за обороняющимися. У разыгрывающего тоже имеется кроссовер, более того довольно своеобразная его версия – Уэстбрук раскачивает защитника широкими движениями и следит за его перемещениями, выделяя уязвимые позиции . Но в основе именно “hesitation”, колебательные движения на паузе и смене ритма, застающие защитников врасплох.

Разница между Ирвингом и Уэстбруком – прежде всего, в качестве броска, и конечно, в том, что Кайри будто бы подчеркнуто рационален, тогда как Уэстбрук перманентно пребывает в состоянии, которое лечится лишь известной русской терапией «В Питере пить».

Джеймс Харден («Хьюстон»)

PER: 27,68; очки в «изоляциях» в среднем за матч: 6,5; % использования «изоляций» в арсенале: 23,8%; очки за владение при «изоляциях»: 0,94

Уникальность Хардена построена на пяти элементах, тесно взаимосвязанных между собой. Два из них уникальны. Один элитен. Еще два находятся на самом высоком уровне.

Борода. С «изоляционным» доминированием защитника практически никак не связана, но придает ему необходимый уровень устрашения. Уровень – уникальный.

Бросок. Харден – не Карри, но по поводу бросковых навыков вряд ли переживает. У него хороший процент попадания из-за дуги, быстрый релиз, бросок в одно движение и неотступное понимание того, что неэффективные броски необходимо минимизировать или выбросить из обращения. Уровень – высокий.

Остановка (и стэпбэк). Харден не особенно атлетичен. Быстр, но не претендует на соревнование с людьми вроде Уолла. Хорошо бросает, но не думает о лаврах элитных снайперов. У него в основном средние физические данные. Но элитное качество у него все равно есть: Харден умеет тормозить лучше всех не только в НБА, он один из лучших в спорте вообще. Пока защитник еще не понимает, что произошло, Харден резко останавливается и обеспечивает себе комфортное пространство для броска. Уровень – уникальный.

Хитрость при поиске контакта с защитником. Самое бесящее свойство Хардена заключается в том, что он умудряется сохранять хладнокровие в проходах, видит все словно в замедленной съемке и подстраивается под происходящее. Стоит кому-то из близко стоящих защитников опустить руки, как Борода мгновенно к нему пристраивается и подсовывает свои конечности под руки оппонента, делая вид, что это они на нем нарушают правила. В «регулярке» арбитры покупаются и играют ему на руку. Уровень – элитный.

Наконец, кроссовер. Главный прием, с помощью которого Харден вскрывает защиту.

Бороду всегда недооценивают из-за его несколько странного вида: отсутствия явного атлетизма, какой-то подозрительной припухлости, всей этой вальяжности… На самом деле, он очень сильный и очень быстрый и обладает совершенным переключателем скоростей.

Все эти качества очень хорошо заметны при рассмотрении кроссовера Хардена. Переводя мяч с руки на руку, он внимательно считывает все действия защитника, пытается выявить уязвимое место и очень часто раскачивает того.

Считается, что Харден чаще идет в левую сторону, поэтому оппоненты пытаются закрывать ему проход именно сюда, но это плохо для них заканчивается – с проходом в правую никаких проблем выявлено не было.

Индикатор репутации - оценка всех предыдущих комментариев пользователя за последние 12 месяцев, сделанная другими пользователями. Этот показатель позволяет предположить, оставлен ли комментарий уважаемым автором или нет.