На главнуючемпионаты страны|карта баскетбола
Логин:
Пароль:
Запомнить меня

NEWSMAKER

  • aks700
    3145 грн.
  • kaptoxa
    624 грн.
  • Ruslan1996
    89 грн.
  • grizli2017
    55 грн.
  • antonius1109
    49 грн.
  • Harden
    31 грн.
  • juve7
    14 грн.
  • Sergey_D
    7 грн.
  • Арчи
    7 грн.
  • maks_25
    7 грн.

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Как перестать беспокоиться и начать жить: лайфхакер от Расселла Уэстбрука

11.01.2017

Самый правильный человек НБА – лучший пример для всех, кто хочет изменить свою жизнь в новом году.

alt

Прошлый год был плохим для вас, для Расселла Уэстбрука он был ужасным. Он проиграл в полуфинальной серии, ведя 3-1. Его предал друг, перебежавший в стан прямых конкурентов. С ним случилось нечто совсем уж кошмарное (по крайней мере, по мнению болельщиков «Тандер»): безжалостный Артем Панченко назвал его команду «Чоклахомой» прямо здесь, на главной «Трибуне» мира. Но Уэстбрук легко пережил все эти неприятности и превратился в одного из самых притягательных людей в НБА и реального кандидата на MVP. Что важнее, он стал единственным игроком лиги, с которым сравнивают себя и Майкл Джордан, и Кобе Брайант. В общем, если и есть в НБА человек, который может рассказать, как стать таким же крутым, то вот он.

Развивайте безоговорочную веру в себя – перестаньте пытаться угождать окружающим и быть кем-то другим

В истории НБА нет другого игрока, который бы с таким постоянством наталкивался на стену общественного непонимания.

Еще в 2012-м, любуясь искрометным Уэстбруком в финале НБА, Билл Симмонс придумал теорию «90/10»: в лиге есть определенная группа отличных игроков, оцениваемых через призму 10 процентов того, что они делают – их ошибки, промахи, необдуманные решения единичны, но затмевают все остальное. К тому моменту защитник «Оклахомы» уже давно стал настоящим лидером команды, рвал и метал на площадке, превращался в тасманийского дьявола, волчком носившегося взад-вперед и сметавшего все на своем пути, физически пересиливал соперников, никогда не сбавлял оборотов – короче, «сражался» в наиболее прямом смысле этого затасканного в спортивном летописании слова. И при этом всю жизнь получал за погрешности, лишающие его образ совершенства: проблемные концовки, переоценку собственных возможностей, ненужный героизм.

Главным образом потому, что в присутствии Кевина Дюрэнта, самого талантливого игрока поколения, весь этот сатанинский круговорот смотрелся чем-то необязательным и даже вредным. Говорили, что с таким Уэстбруком «Оклахома» никогда ничего не добьется. Твердили, что его нужно изменить, а если не получается изменить, то вообще обменять. Его делали ответственным за то, что потенциал Дюрэнта так и остается недораскрытым. Даже оказавшись среди пяти лучших игроков лиги, Уэстбрук продолжал получать советы, его манера игры до сих пор остается непризнанной, а постигшая летом «Оклахому» катастрофа напрямую связывается с баскетбольными непотребствами разыгрывающего, единственным средством борьбы с которым видятся открытые оскорбления в его адрес.

Еще раз. В истории НБА не было игрока, который бы входил в топ-10 лиги по любым подсчетам и при этом критиковался бы просто за то, как именно он выглядит на паркете. Не за провалы в важных матчах, не за провальную защиту, не за недостойное поведение с одноклубниками, не за решение переехать в Майами и выиграть титул с другими звездами. Нет, просто за стиль игры, который не укладывается у многих в голове, хотя при этом и делает Уэстбрука тем, кто он есть. Безостановочно, во время всего его пребывания в НБА.

Заставила ли эта долбежка его хоть каплю измениться?

Главный лейтмотив любого общения Уэстбрука с журналистами и болельщиками: ему все равно, что вы думаете. Он делает то, что ему нравится делать. Он очень четко понимает, кто он такой, и ему плевать на то, кем хотят его видеть остальные. Именно так он себя позиционирует и на площадке, и за ее пределами.

Расселл Уэстбрук должен играть как Расселл Уэстбрук. И никак иначе.

Потому что.

alt

Атакуйте и не бойтесь ошибиться

«Я не забил 9 тысяч бросков. Я проиграл почти 300 матчей. 26 раз мне доверяли совершить решающий бросок, и я промахивался. Я проваливался снова и снова. И именно поэтому я добился успеха».

Автор цитаты – большой поклонник Уэстбрука. И не потому, что тот промахивается еще чаще. Вы не поверите, но 90 процентов гораздо больше десяти. Уэстбрук делает очень много. Он делает так много, как почти никто другой. И естественно, при этом часто ошибается.

Расселла Уэстбрука всегда определяют по ошибкам, принимая его самого как нечто само собой разумеющееся. И это главная ошибка – только уже не Уэстбрука, а ваша.

Самым важным моментом в карьере Расса считается матч с «Далласом» в декабре 2011-го. Перед этим Уэстбрук выбросил 0 из 13 и сцепился с Дюрэнтом в игре «Мемфисом». С «Далласом» он начал с 7 потерь и 3 из 11 с игры. Это был пик критики. Тогда все проблемы молодой «Оклахомы» еще виделись в однозначном свете – Уэстбрука назначили ответственным за все, его попрекали тем, что он слишком много бросает и слишком мало отдает, Дюрэнт встал в позу Д’Артаньяна, общественное мнение навалилось на руководство и тренера, требуя решительных действий. Это был момент, когда даже сам Уэстбрук начал сомневаться в себе.

Но 90 процентов больше десяти. И Джордан, и Кобе ценят в Уэстбруке страсть игрока, самозабвенную борьбу, пленяющую ярость человека, который не хочет проигрывать. И в тот день с «Далласом» все то же самое увидели и болельщики «Оклахомы». Уэстбрук был очень плох, у него ничего не получалось, но одно его отношение не терпит равнодушия: в какой-то момент весь зал начал скандировать «Рас-селл! Рас-селл!». Отсидев приличный отрезок на лавке, Уэстбрук вернулся, забил с фолом, забил еще раз с пяти метров и выбросил из аута на Дюрэнта, который положил решающий мяч под сирену.

Уэстбрук – лучшее, что есть в НБА не потому, что он MVP или выведет свою команду в финал. Уэстбрук – причина, чтобы включить игру и следить исключительно за ним. И на самом деле, это гораздо круче и уникальнее, чем победы и эффективность.

Смейтесь

alt

Соревнуйтесь сами с собой

Любимая цитата Расселла Уэстбрука изящно сформулирована: «Большинство парней в НБА считались талантами уже в 8 лет. Я был никем, когда мне было 17».

Лидер «Оклахомы» становится лучше с каждым годом в лиге. И все тоже как-то воспринимают это как должное.

Уэстбрук не был особенно примечателен в школе. Он играл достаточно хорошо, чтобы заинтересовать сильные университетские программы, но не более того.

Главный вопрос, который задавали себе тренеры UCLA: что вообще делать с парнем, не вписывающимся в известные баскетбольные позиции? Ну, поставили его бегать вторым номером.

На драфте от него тоже ничего не ждали. В DraftExpress потолком в развитии Уэстбрука значился «Леандро Барбоза». Остальные рассуждали о нем как о способном защитнике, о человеке, который может помочь со скамейки, о рискованном выборе, говорили, что ему стоило задержаться в колледже. В «Сиэтле» обратили на него внимание благодаря протекции Эрла Уотсона. Сэм Прести определился с выбором разыгрывающего, но пытался «спуститься» на драфте, понимая, что Расселл будет ждать его и там. С обменом не получилось: Уэстбрук вошел в свиту молодых игроков, окружающих Кевина Дюрэнта – Джеффа Грина в ней видели будущей звездой, Уэстбрука видели «разыгрывающим», плохо сочетающимся с остальными.

Это было восемь лет назад.

Спустя пять лет Лэрри Берд уже пророчил Уэстбруку десять титулов MVP лиги.

Уэстбрук не думал развиваться по известным канонам, подстраиваться под стереотипные образы разыгрывающих, жертвовать чем-то ради того, чтобы втиснуть свою многостороннюю натуру в навязываемые рамки. Он и не пытался стать разыгрывающим и превратился в обычное чудо природы – гиператлетический сгусток энергии, не воспринимающий боль, не знающий никаких ограничений, никакого страха, разъяренный гиппопотамчик, врывающийся в посудную лавку баскетбольных традиций. Габариты разыгрывающего перестали быть проблемой – с уходом Ибаки и Дюрэнта Уэстбрук снимает щит за счет мощи, прыгучести и бесстрашности. Искусство паса к нему постепенно пришло. У такого же Айверсона он научился дерзким походам под щит. И окончательно дополнил образ двумя типичными приемами из арсенала «Почему бы нет?» – броском с хода, который до Уэстбрука столь же активно применялся разве что в компьютерных играх, и яростным данком на пустое кольцо (в принципе, оттуда же).

Игровой идеал Уэстбрука был в голове лишь у него одного: пока все наперебой пытались вылепить из него ориентированного на передачу Рондо, реже атакующего с дистанции Роуза, любого разыгрывающего, встроенного в систему имени Кевина Дюрэнта, он просто воспринял свою сущность баскетбольного «единорога».

Если и нужно к кому-то прислушиваться, так только к близким людям – уделяйте им больше времени

Любимый номер Уэстбрука – 4, под ним он играл в школе. Объясняется это просто: «В нашей семье было четыре человека».

Лидер «Оклахомы» вырос в гетто Лос-Анджелеса – он редко выбирался из района, никогда не бывал вне города и до приезда в Оклахому считал, что ее не существует. Уэстбрук вообще нечасто выходил из дома и до сих пор сохраняет очень тесные отношения с родителями. По его признанию, до сих пор каждый день и обязательно перед играми он звонит родителям, брату и жене.

Лучше быть ведущим, а не ведомым – возьмите ответственность за свою жизнь

Самое большое недопонимание, связанное с Уэстбруком… Окей, одно из главных… Ну, ладно, одно из многих – заключается в его восприятии партнерами. Со стороны разыгрывающий «Тандер» похож на капризную примадонну – он устраивает истерики на паркете, не стесняется инициировать конфликтные разборы полетов прямо на скамейке, не похож на человека, уважающего чье-либо мнение, кроме своего. В Уэстбруке еще до начала сезона видели нового Кобе в плохом смысле – как суперзвезды-социопата, который столь критично и надменно относился к одноклубникам, что словно подчеркивал их никчемность своими запредельными цифрами и отсутствием желания делиться мячом. Уэстбрука называли Дуайтом Ховардом нового поколения – излишне требовательным, требующим к себе много внимания, ставящим свои причуды выше других интересов. Фраза «Уэстбрук – идеальный партнер» кажется оксюмороном: лидер «Тандер» плохо соответствует стереотипам – он очень долго держит мяч, очень много бросает, ошибается сам и при этом устраивает выволочку всем подряд.

И поэтому то, что происходит в этом сезоне, для людей со стороны кажется удивительным. Уэстбрук – идеальный партнер: он собирает цифры Оскара Робертсона и ведет себя в стиле Оскара Робертсона, но, в отличие от Оскара Робертсона, его совершенно явно любят и поддерживают одноклубники. Его воспринимают не как проблему, не как деспотичного единоличника, не как душащего своим присутствием таланта, а как вожака и друга.

«Если он говорит мне: «Ты насрал», я знаю, что насрал, – говорит Стивен Адамс. – Уэстбрук всегда готов предложить помощь своим друзьям, но сам он никогда не признается, что она ему нужна. Он берет на себя все, что нужно взять. Он не показывает слабости».

 

Уже давно всех смущала странная динамика между двумя лидерами «Оклахомы»: номинальный лидер Дюрэнт всегда казался пассивным и охотно отходящим на второй план, беззвездный Уэстбрук занимал все пространство, приватизировал мяч и вел за собой. Сейчас именно с этих позиций то, что произошло летом, кажется таким естественным и логичным: один предпочел выигрывать с чемпионской командой, другой остался со своей командой.

 

 
 

 

Лишь наслаждайтесь моментом – живите не прошлым или будущим, а #прямосейчас

Современная НБА всем хороша, но есть три основные проблемы: несовершенная система драфта, предполагающая «сливные процессы», порой загадочное судейство и слишком явная всеобщая зацикленность на энергосберегающем режиме.

Леброн Джеймс наматывает свои сверхчеловеческие минуты, но совершенно явственно думает исключительно о финале. «Сан-Антонио» уже много лет обманывает чужих болельщиков и ездит по одному и тому же маршруту с обязательным выходом на пик к старту плей-офф и характерным накатом на финиш во время многодневного выездного турне. «Голден Стэйт» ставят эксперименты над своими атрибутами мужественности, готовясь выкатить их в самый важный момент и не только в Snapchat’е.

Это все понятно, логично и правильно. Но дико скучно.

Уэстбрук всегда играет так, что если вы не знаете наверняка, то никогда не поймете, дело ли происходит в «регулярке», плей-офф, седьмом матче финальной серии или выставочном матче всех звезд. У него нет переключателя, нет правильного прибора для настроя на соперника того или иного уровня, нет сочувствия к слабым или опасения перед сильными. Не случайно, он уже дважды признавался MVP Матча всех звезд – это идеальный приз для всех шизофреников, не желающих брать паузу.

Уэстбрук всегда играет так, что сомневаешься в наличии у него стандартных мозговых способностей. У него нет понимания будущего: он не бережется, не экономит силы, не думает о том, что «регулярка» – это марафон, после которого начинается самое важное. У него начисто отсутствует память о прошлом: он идет в резкий проход, нарывается на силовой прием и падает на паркет, но тут же вскакивает и в следующем же владении повторяет все то же самое.

Уэстбрук всегда играет так, словно это в последний раз. С максимальным приложением всех сил. С переполняющей яростью настоящего берсеркера. С адским напором и видимым желанием не столько обыграть или обхитрить, а тупо забить, подавить, ошеломить энергией, несгибаемостью, мощью, скоростью. Так, как он сделал в первой половине серии с «Голден Стэйт» – просто смел с площадки MVP и посмеялся над теми, кто мог сомневаться в том, что ему не хватит для этого сил.

«Да, я играю как сумасшедший. На площадке нет друзей. Мне всегда отец так и говорил: «Когда начинается игра, твой единственный друг – это мяч. Я, конечно, знаю, много парней в лиге, но, может, я поговорю с ними попозже».

Удивляйте

Экспериментируйте

alt

Снимите все ментальные ограничения – возможно все, почему нет

– Почему вы носите очки без линз?

– Я так лучше вижу.

– Зачем вам тогда вообще очки?

– Они мне идут. Хорошо смотрятся. И добавляют утонченности.

Вопрос о том, кто запустил тему с очками без линз в НБА, остается открытым: авторство Уэстбрука не признают такие авторитеты в этой области, как ЛеБрон Джеймс и Дуэйн Уэйд. Он сам, впрочем, не пытается доказать авторство оригинальной идеи и всегда повторяет, что не ставит себе цель задавать тенденции. Что касается сухих фактов, то у Уэстбрука порядка 100 пар очков, примерно 80 из них – без линз, остальные – без диоптрий. И если вы еще интересуетесь, то у него 100-процентное зрение.

В отличие от большинства игроков НБА, особенно тех, кто акцентирует внимание на своем внешнем виде, у Уэстбрука нет стилиста. Он все покупает себе сам – либо заказывает по интернету, либо ходит по магазинам во время выездных матчей в сопровождении охранника команды. При этом его стиль – что понятно уже давно – характеризуется самым любимым хэштэгом его твиттера: #WhyNot. Уэстбрук открыт к любым сочетаниям, цветам, формам и маркам – никаких ограничений. Единственный человек, который может сдержать экстравагантную звезду «Оклахомы» – это его мама: перед матчами Уэстбрук обязательно советуется с ней по поводу своего облика. Но, видимо, мама – человек либеральных взглядов.

Модный беспредел от Расселла Уэстбрука, заслуживший ему прозвище «Кейт Мосс из НБА», начался лишь после прихода в лигу: в школе и университете Расс одевался с помощью мамы и не выделялся, оставаясь в рамках привычных широких штанов и размашистых фуфаек. Даже единственное яркое пятно – приз за лучший костюм (белый смокинг с бирюзовыми туфлями) на выпускном – не заставило его радикально изменить себя. Первые годы Уэстбрук также присматривался к дресс-коду лиги, стараясь не выходить из установленных границ. Но, оказавшись в полуфинале, а затем и финале, показал свое настоящее лицо и стал гуру стиля в НБА – он дает советы одноклубником, меряется эпатажностью с Уолтом Фрэйзером и скромно сообщает о коллекции в 700 пар обуви.

Танцуйте

Будьте активны – никто ничего не будет делать за вас

Расселл Уэстбрук, выходя на площадку, преследует три цели.

Во-первых, пошалить.

Во-вторых, показать такую статистику, чтобы все охренели.

В-третьих, порвать задницу для победы.

Все три задачи имеют место, но критики Уэстбрука постоянно пытаются расщепить его цельный образ на фрагменты. То он предстает лишь комичным злодеем, смешно вышагивающим по паркету, дрыгающимся на голове, корчащим смешные рожи – и, как и приличествует комичному злодею, проигрывающим. То делают акцент на его статистических бесчинствах: Расс направил свой математический талант на изучение протокола и особенно не скрывает заинтересованности в его искусственном корректировании, и хотя то же самое отличает большинство игроков НБА, его интерес к статистике ставится ему в укор на фоне косяков в концовках. То поражения имени Расселла Уэстбрука затмевают победы имени Расселла Уэстбрука совсем не так, как это отражается в сезонных показателях «Тандер», а все в том же соотношении 90 к 10.

К Уэстбруку сложно относиться серьезно из-за непременных вкраплений комических элементов. Слишком очевидно, что наиболее близкая аналогия к нему – это Микеланджело (не скульптор): безбашенное кручение нунчаками может периодически вернуться в лоб их обладателю, уклон в легкое раздолбайство вносит правильную динамику во взаимоотношения группы, а непременный расслабленный экспромт разряжает атмосферу. Но во всем остальном дилемма Уэстбрука повторяет классическую дилемму Кобе: когда ты столько сделал для победы и остается совсем чуть-чуть, вопрос решать самому или отдать мяч кому-нибудь криворукому, уступающему тебе во всем, работающему над собой меньше, чем это делал ты – такой вопрос вообще не стоит.

alt

Вклад Уэстбрука в успехи «Оклахомы» полностью соответствует его запредельной статистике: с ним и без него это две разные команды, настолько, что одна из них лучше аж почти на +18 очков в среднем. Логично, что человек, который и раньше мог отмахнуться от Дюрэнта в концовке, предпочитает делать самостоятельно и все остальное: решать ключевые владения, доминировать на мяче, выводить из равновесия соперников неуемным поведением.

Все сам, все сам. И в «Оклахоме» это принимают: «Тандер» готовы пойти ровно туда, куда их дотащит Уэстбрук.

alt

Он может проиграть, он может выставить себя болваном, он может выглядеть смешно. Но он никогда не снимет с себя ответственность за происходящее и не согласится стать пассажиром.

Разносторонность – ключ к счастью, не ограничивайте себя искусственно

Спортсменов всегда считают ограниченными людьми, талантливыми примерно в одной области. Уэстбрук настолько колоритен, что на него этот стереотип надевают автоматически: полубезумные выходки на площадке, сварливые беседы с журналистами, нелепый вид… От баскетбольного «единорога» не ждут чего-то еще.

На самом деле, Уэстбрук всерьез раздумывал над тем, чтобы выбрать Стэнфорд. В начале средней школы ему не хватало совсем немного улучшить общий балл для достижений этой цели, что он и сделал в последующие годы. Только параллельно уже начались и заметные успехи в баскетболе, и предложения баскетбольных стипендий. Его школьных баллов вполне хватило бы для поступления, но выбор оказался очевиден.

Уберите неважное

Самая недооцененная черта Уэстбрука – он клал на всех с прибором.

Он не притворяется безобидным и мгновенно переходит на личности.

Не пытается политкорректно сдерживаться, когда смешно.

Ведет открытую войну с журналистами и честно им говорит: «Неужели вы сами хотели бы иметь дело с журналистами?»

Уэстбрук – колючий тролль, малоприятный тип, нервный, импульсивный, непредсказуемый субъект, от которого хочется держаться подальше. Такой бы идеально подошел на роль злодея в продолжении «Остина Пауэрса», но не очень хорошо сочетается с лигой, построенной на продуманном пиаре, скрупулезно подобранных образах и радикальной обработке репутаций.

Как это ни странно, но только это заставляет к нему присмотреться внимательно.

alt

Каждый день – это новый старт

Моду на нулевые номера в баскетболе привнес Гилберт Аренас, сделавший из неотъемлемого атрибута игровой формы целую историю: юного защитника называли нулем, так что он построил доконтрактную часть карьеры на противопоставлении игрового номера и игровой производительности.

Уэстбрук играет с нулем на спине со студенческих времен:

«Выбор нуля – это начало с чистого листа. Это помогает тебе настроиться на нужный лад. Это помогает вернуть задор и кураж».

Преданность – это не просто слово

Из-за традиционно пофигистского отношения Уэстбрука к общественной реакции по-другому выглядит и его решение продлить контракт с «Оклахомой» после ухода Дюрэнта.

Это смотрелось слишком показушно. Уэстбрук повторял, что никогда не собирался никуда уходить. Вспоминал свою школьную команду: будучи ярким игроком и претендентом на спортивную стипендию, он мог уйти в более престижную и богатую школу, но предпочел остаться с друзьями и никогда даже не рассматривал такой возможности. Выступил в СМИ просто образцом преданности – лидером не только на площадке, но и на сборищах семейств работников «Тандер».

Возможно, это было лишь пиар-акцией, попыткой скрыть прежде всего финансовый смысл принятого решения. Но все, что мы знали о защитнике «Оклахомы» к тому моменту, намекало на искренность.

Уэстбрук называет себя застенчивым и не пускает в свою жизнь никого лишнего, вообще с трудом привыкает к другим людям. Именно отсюда идет и его тесная связь с родителями, и со всеми остальными: у него два лучших друга – его бывшие одноклассники и партнеры по школьной команде, он женат на девушке, с которой познакомился в колледже, у него слишком неформальные отношения с руководством команды.

Те, кому удается пробиться во внутренний круг, говорят о том, что он придает ему особенное значение.

После смерти близкого друга в детстве Уэстбрук приходил к его бабушке и помогал ей по хозяйству. После того как он долго привыкал к новому городу и организации, отношение к «Тандер» отличается от принятого в НБА: хотя то, что он превзошел любые преддрафтовые ожидания, связано исключительно с его качествами, многие отмечают, что Уэстбрук слишком благодарен Прести и «Оклахоме» за доверие и столь высокий выбор, чтобы уйти.

Все уже привыкли к тому, что в НБА подобная связь легко может измениться в короткие сроки, но пока это так.

Общайтесь с людьми, которые вдохновляют и поддерживают вас

alt

С тесняться своих настоящих чувств не нужно – говорите открыто

Тратьте время на то, что вам нравится

Абсолютизируйте порядок в вашей жизни

– У вас есть какие-нибудь фобии?

– Да, ненавижу волосы.

– Что вы имеете в виду? Вы не любите, когда у вас дома попадаются волосы?

– Не-не, у меня нет никаких волос, можете мне поверить. Просто, когда какие-нибудь волосы, меня всего воротит. Или, если кто-нибудь прикасается ко мне волосами…

Уэстбрук удивляет всех своей приверженностью к порядку, особенно подозрительной для человека, который не воспитывался в семье военных. Никаких татуировок, никакого пирсинга, идеальная дисциплина во всем.

«Больше всего меня раздражает беспорядок. Терпеть не могу. Если кто-то оставляет что-нибудь в моем доме, я обязательно попрошу его убрать, унести, выбросить в мусорку – не важно, просто избавиться от него. Я люблю, когда все в абсолютном порядке, идеально организовано. Если я берусь за уборку, то не остановлюсь, пока все не будет сделано. Иначе буду некомфортно себя чувствовать на протяжении всего дня».

Уэстбрук с таким же настроем подходит и к тому, что происходит в команде. Тщательно складывает вещи перед тем, как отдать их помощнику и отправить в стирку. Докапывается до партнеров: он ругал Джоша Хуэстиса за бардак в ящике, а Адамса – за грязную обувь. Доводит дисциплину до мстительного абсурда: если кто-то попробует занять его личное парковочное место, то Уэстбрук «запирает» машину обидчика. Показывает, что определенный порядок должен быть во всем: позируя вместе с Билли Донованом, Уэстбрук непременно обращает внимание тренера на то, чтобы мяч был обращен к камере логотипом.

Он сам подсмеивается над своим «обсессивным расстройством», но поблажек все равно никому не дает.

Веселитесь

Избавьтесь от обид и жалости к себе

Как отреагировал Уэстбрук на бегство товарища, не сумевшего ему признаться в своих намерениях? Отправил ему кексы в инстаграмме.

Все.

Терпение и пунктуальность

Армейские привычки у Уэстбрука не только в отношении чистоты. Если кто-то опаздывает на десять минут, то лидер «Оклахомы» начинает беспокоиться, что что-то случилось.

Сам он обычно приезжает на тренировки за два-три часа.

Сэм Прести всегда вспоминает, как приехал на тренировку перед драфтом за 30 минут до начала и не обнаружил там Уэстбрука. Когда он ему позвонил, то тот вылез из машины, стоящей на парковке еще до появления генменеджера «Тандер».

Читайте

Среди многочисленных благотворительных проектов, которыми занимается Уэстбрук, есть и такой: он помог открыть читальные залы во многих публичных школах Оклахома-Сити.

Когда Уэстбрук приехал на встречу со школьниками, его закономерно спросили: «Сколько часов в день вы сами-то тратите на чтение?»

Ответ последовал, естественно, неуместный:

«Меньше, чем мне бы хотелось».

Единственное, что имеет значение – это результат, а не то, как все выглядит

Уэстбрук вроде бы идеально подходил под парадигму, выдуманную специально для него – парадигму разъяренного маньяка, баскетбольного Росомаху, не воспринимающего боль и мстящего окружающим: соперникам – само собой, «Голден Стэйт» – понятное дело, лично Дюрэнту – разумеется, одноклубникам и руководству «Тандер» – за то, что подвели его. Нечто подобное мы уже видели: покинутый и оплеванный всеми Брайант в середине нулевых производил столь же разрушительный эффект, выступая даже не суперзвездой без поддержки, а просто мстителем, который пытался в одиночку сломать всех. Кобе на протяжении всей карьеры сталкивался с той же критикой, что всегда сопутствовала Уэстбруку – неправильный, по мнению многих, баланс между атаками и передачами. Он пытался уйти от нее вот таким образом, превратив баскетбол в средство массового поражения, но так и не смог: критика пробивала Брайанта, вынуждала его устраивать показательные саботажи, порождала скандальные ситуации.

Все те же паттерны характерны и для Расселла: ярость как главная характеристика игры, эгоистичность как определяющая черта характера, вечный вопрос определения – не принимая регулярных перепадов в соотношении очков и передач, все постоянно пытались разгадать истинную природу защитника, единоличника или помощника, истинного лидера «Тандер» или сдерживающий фактор, засранца или восхитительного берсеркера, **анашки или «единорога».

Никакого конкретного вывода так и не последовало. Уэстбрук, видимо, навсегда останется наследником Брайанта в качестве самой противоречивого игрока лиги. Но просто потому, что все, что он делает, очень сильно выбивается привычного ряда и выставляет его в не лучшем свете.

Только на этом сравнения заканчиваются.

В отличие от Кобе, Уэстбрук не пытается подстраиваться под пожелания критиков. Он не реагирует вообще никак.

В отличие от Кобе, его игровая ярость не спровоцирована извне. Он всегда играл именно так – найдите в Youtube данк через ЛеКендрика Лонгмайра и попробуйте выявить хоть что-то новое.

В отличие от Кобе, для Уэстбрука неочевидно, что побеждать можно лишь одним способом. Этот бушующий ураган эмоций и атлетизма практически закрыт для понимания со стороны, но все, кто близко знают защитника, утверждают, что его единственная мотивация – это победы. Уэстбрук не старается сделать лишь так, чтобы на победе было выбито его имя. Просто запредельная уверенность в себе, все же подкрепленная увесистым досье, заставляет читать ситуацию таким образом, что часто он пытается выиграть в одиночку.

Здесь не важно, так ли обстоит дело на самом деле или этого хотели бы поклонники Уэстбрука. Нулевая реакция с его стороны, отсутствие даже попыток что-то изменить говорят о том, что он считает себя правым в данной ситуации. Его истинную мотивацию невозможно разгадать, ваше приятие или неприятие Уэстбрука все равно определяет ее прочтение. Фигура вздорного защитника ставит самые важные вопросы касательно того, как работает спорт: каким должен быть настоящий лидер, важнее разграничения между позициями или универсальность, значимее система или импровизация, как вы хотите видеть соотношение между победами, красотой игры и ее развлекательностью, как вы относитесь к очкам без линз, ярким расцветкам и дырявым майкам… Он задает все эти вопросы и помогает вам на них ответить.

Впрочем, на ваши выводы ему все равно наплевать.

Р асстаньтесь со страхами

Три операции на колене не заставили Уэстбрука отказаться от травмоопасной манеры игры.

Дыра в голове не заставила его взять паузу.

alt

Едва ли стоит ставить жизнь на паузу

«Оклахоме» предрекали борьбу за плей-офф, перестройку и расставание с последним оставшимся лидером. Так работает НБА: самый быстрый разыгрывающий здесь много лет плавает в болоте и напоминает о себе периодическими истошными воплями, лучший центровой ни разу не играл в плей-офф и лучше всего умеет находить скандалы, идеальные отношения с владельцем не дали суперзвезде насладиться последними годами карьеры… Многие звезды словно живут в режиме ожидания, считают неудачные сезоны, грезят о лучшем южном побережье.

Уэстбрука в подобной ситуации представить сложновато. Он не признает пауз и всегда наслаждается процессом. Ну, или в крайнем случае самим собой.

З аботьтесь о других – занимайтесь благотворительностью

На руке Уэстбрука повязка с буквами КБ. Это инициалы школьного друга Расселла – Келси Баррса, вместе с которым разыгрывающий «Тандер» начинал играть в баскетбол. Баррс был подающим надежды форвардом и привлек внимание крупных университетов, но в 2004-м потерял сознание прямо на площадке и скончался на следующий день: причиной смерти стало расширение сердца, усугубленное играми по ночам.

Потеря лучшего друга в 16 лет – одно из тех событий, которое не только повлияло на Уэстбрука за пределами баскетбольной площадки, но и напрямую оказалось связано с его игрой. Повязка на руке не просто жест: до сих пор Расселл повторяет, что выходит на каждый матч с памятью о той смерти и старается выложиться по максимуму (так, как когда-то делал его друг). Остальные производные – менее удивительны. Уэстбрук жертвует деньги благотворительным организациям, занимающимся предупреждением сердечных заболеваний, и активно участвует во всевозможных мероприятиях, связанных с подобными инициативами.

Уэстбрук пожертвовал больше миллиона долларов на спортивную программу UCLA (тренировочный зал назван в его честь). Уэстбрук раздает спортивную экипировку Nike всем работникам «Оклахомы». Уэстбрук в 2013-м после торнадо в городе Мур на костылях встречался с пострадавшими и пытался их поддержать.

Тратьте время с пользой

Расселл Уэстбрук не смотрит матчи других команд. У него жена, любовь к покупкам, увлечение модой – более важные вещи.

Зато после сезона-2014/15 Расселл Уэстбрук пересмотрел все 17 технических замечаний, чтобы со стороны увидеть, как глупо он выглядел.

Если плохо, поможет песня

 

 
 

 

Б ейтесь за то, что любите

alt

Я сно помните, кто вы и откуда

Уэстбрук вырос в бедных кварталах Лос-Анджелеса. Его отец работал в пекарне, мать – в школьной столовой. Из дома он выходил крайне редко – говорит, что на улице не было ничего интересного. Школа же, в которую ходил игрок, находится в более приличном районе.

Своей игрой Уэстбрук во многом обязан отцу: тот, будучи завсегдатаем площадок парка Росс-Снайдер, заметил интерес к баскетболу у сына еще в детстве и возился с ним с раннего возраста, придумывая специально для него развивающие упражнения. Но без «чуда природы» все равно ничего бы не получилось: за лето перед выпускным годом в школе он вырос на 13 сантиметров, и именно это стало разницей между профессиональным баскетболистом и старательным любителем. Впервые Уэстбрук сумел поставить сверху лишь в 17 лет – в 23 он уже играл в финале НБА.

Говорят, что в жизни Уэстбрука мало что изменилось. Он продолжал тренироваться по методикам отца и тогда, когда учился в колледже, и делает это до сих пор. Он сам занимается своими счетами. Не любит вечеринки с алкоголем. Ходит в боулинг утром, когда там никого нет, и играет в одиночестве. Все так же близок с семьей, как и раньше.

Уэстбрук даже продолжал посещать курсы UCLA летом, уже будучи в НБА.

П олучайте удовольствие от процесса и мотивируйте других

alt

О риентируйтесь на наивысшую планку

Расселл Уэстбрук: 31,2 очка, 10,6 подбора, 10,4 передачи, 43% с игры

Белый кит: 30,8 очка, 12,5 подбора, 11,4 передачи, 48% с игры

Освобожденный Уэстбрук не стал скромничать на площадке и с преумноженным бешенством сломал дверь в историческое измерение: теперь его сравнивают с Чемберленом, Джорданом, Нэйтом Арчибальдом и Оскаром Робертсоном.

Его главный вызов – попытка повторить легендарный сезон Робертсона с трипл-даблом – примечателен скорее тем, что именно отражают феноменальные, еще недавно кажущиеся неповторимыми цифры. Это не только запредельное желание, забивающее остальных. Не только свобода единоличного лидера, получившего команду. Но и воплощение уникальности – в лиге, более подходящей для узкопрофильных специалистов, Уэстбрук пытается быть лучшим во всем, что делает: в борьбе на щитах, в защитной гиперактивности, в набирании очков, в передачах. Его самая сильная сторона – разносторонность. Его стиль – это найти высочайшую планку и попытаться засадить через нее сверху.

Цените себя

Уэстбрук – примадонна.

«На площадке это неистовый боец. За ее пределами он может долго вертеться перед зеркалом, дабы убедиться в том, что аккуратно нанес гигиеническую помаду для губ».

alt

Источник: sports.ru

Добавил: Beaver

0
Индикатор репутации - оценка всех предыдущих комментариев пользователя за последние 12 месяцев, сделанная другими пользователями. Этот показатель позволяет предположить, оставлен ли комментарий уважаемым автором или нет.