На главнуючемпионаты страны|карта баскетбола
Логин:
Пароль:
Запомнить меня

Великие: Карим Абдул-Джаббар

5.02.2018


„Your mind is what makes everything else work. Ваш ум — это то, что заставляет всё вокруг работать.“

Поговорим о величии. Многие из нас выросли, созерцая "воздушество" Майкла Джордана. Многие знакомство с баскетболом ассоциируют с Коби Брайантом. В наше время многие восхищаются ЛеБроном Джеймсом и Стефеном Карри, Джеймсом Харденом и Расселлом Уэстбруком. Но нельзя забывать и героев прошлого, которых мы не застали, прошлого, которое в определенном смысле и создавало современный баскетбол.

Его настоящее имя - Фердинанд Льюис Алсиндор-младший. "Фердинанд был довольно крупным ребёнком — при рождении его вес составлял 5,73 килограмма, а рост — 57,2 сантиметра." В 10 лет он был ростом 185 см, в 12 — 193, в 15 — 208. И чем же еще заняться ребенку с таким ростом, как не баскетболом?



Не хочется писать о всем известных фактах, но не упомянуть некоторые нельзя. Фердинанд, или Карим, по сей день является самым результативным игроком в регулярных сезонах НБА. Число 38 387 сейчас в уме у ЛеБрона Джеймса. Именно столько очков сумел набрать Карим Абдул-Джаббар за свою карьеру в НБА. И никто в истории обожаемой нами игры не повторил пока этот результат. 6 раз Карим становился чемпионом НБА. Один раз с "Милуоки Бакс", и 5 раз - после перехода в "Лейкерс". Рекордное количество раз - 6 - Фердинанд был признан самым ценным игроком НБА в регулярном сезоне.

Фердинанд в 1968 году "отказался выступать за сборную США на Олимпийских играх, которая завоевала золотые медали, в качестве протеста против дискриминации чернокожего населения в его стране". Тогда он еще не был игроком НБА, а лишь студентом UCLA.

Но все это лишь сухие факты. Здесь будут собраны материалы журналистов, рассказывающих нам историю великого центрового 70-80-х годов прошлого века.

«Иной барабанщик», Джон Папанек

Это случилось в один прекрасный калифорнийский вечер. После девяти мерзких дождливых дней над Лос-Анджелесом вновь светило солнце. Однако, несмотря на прекрасную погоду, 16 000 человек в воскресенье отправились в закрытое помещение. Понаблюдать за игрой между «Лейкерс» и «Хьюстоном». То не было принципиальным соперничеством. Но плей-офф приближался, а вместе с ним рос и зрительский интерес. К тому же впервые за последние годы команда из Города Ангелов выглядела интересно.

Диктор домашней арены «Лейкерс», Ларри Маккей, незадолго до стартового вбрасывания сообщил, что Карима Абдула-Джаббара мучают мигрени. В другие годы тысячи поклонников клуба моментально отправились бы на стоянку, сели за руль и отправились на пляж. Некоторые ехидные журналисты вновь напали бы на излюбленную мишень – и заявили, что легендарный центровой не думает ни о ком, кроме себя. Ну и, конечно, кто-нибудь да написал бы пассаж в стиле «16-матчевая серия „озёрников“ прервалась после того, как Абдул-Джаббар повернулся на другую сторону постели и сказал, что у него болит голова».

Но на этот раз никто не загудел. И никто не облил великана желчью. В этот вечер обескровленные «Лейкерс» две с половиной четверти держались с оппонентом на равных. После чего произошла ещё одно знаменательное событие. Зрители дружно встали с пятых точек и устроили шумовую завесу – это Абдул-Джаббар вышел из подтрибунного помещения. Он пытался незаметно проскользнуть к скамейке запасных. Что, естественно, невозможно для человека его фактуры (подруга баскетболиста, Шерил Пистоно, говорила, что его рост сантиметров на восемь превышает официально указанные 2,18).

Карим сразу же вышел на паркет. В тот вечер он заблокировал пять бросков, бился за подбор как остервенелый, раздавал прекрасные передачи и реализовал шесть из семи попыток с игры. Две из них – фирменным «скай-хуком» через Мозеса Мэлоуна. Человека, казавшегося готовым к тому, чтобы забрать у конкурента звание самого доминирующего игрока ассоциации. Ну и, конечно, хозяева победили – 110:102. «Появление Карима сравнимо с обстрелом ядерными ракетами», – посетовал позже тренер «Хьюстона» Дел Харрис. «Кто лучше: Абдул-Джаббар или Мэлоун? Что за глупый вопрос? Карим, пожалуй, является лучшим атлетом в современном спорте», – в свою очередь отметил Рик Бэрри, выступавший тогда за «Рокетс».

Поклонники «Лейкерс» не могли не согласиться. Ведь их любимцы верно приближались к званию главного фаворита НБА. И всё потому, что их 32-летний лидер обрёл вторую молодость. Он играл самоотверженно, бегал в быстрые отрывы, яростно вколачивал слэм-данки. В общем, избавился от былых дурных черт. И при этом не пропустил ни одного матча.

В раздевалке Абдул-Джаббар сидел возле своего ящика. Обычно он шёл в душ ещё до появления прессы, быстро одевался и отвечал на вопросы одним-двумя словами. В этот день журналисты, как и обычно, осторожно задавали вопросы. Кто-то спросил о самочувствии центрового, на что он ответил: «Я не хотел пропускать первую встречу за два года. Но мигрени – тайна медицины. Никто не понимает, от чего они возникают. Утром же я плакал от боли. Я не мог двигаться и должен был провести день в темноте и тишине. Чувствовал себя так, словно Чужой пытается вылезти из моих глазниц. Но эти ребята не только мои одноклубники – они ещё и мои друзья. Они нуждались во мне».

Тот, кто интересовался биографией Абдул-Джаббара, знал, что он и раньше испытывал схожие проблемы. Что логично, в наиболее непростые времена. Первые приступы мигрени пришлись на 1973 год, когда он выступал за «Милуоки». Именно тогда в Вашингтоне были убиты семь членов группировки Ханафи. Считалось, что баскетболисту также грозит опасность, поэтому он и ходил какое-то время в окружении охраны. Второй приступ случился четырьмя годами позднее, когда стремившаяся к мести Ханафи на протяжении 38 часов удерживали 132 заложников, оставив одного погибшего и семерых раненых. Мусульманский ментор спортсмена, Халифа Хамаасс Абдул Хаалис, был приговорён к тюремному сроку, а Лига защиты евреев угрожала похищением Карима. Последнюю же серию мигреней можно было объяснить бракоразводным процессом.

В те времена многие верили в то, что игрок, способный закладывать сверху практически без отрыва от паркета, априори должен получать награду MVP. Что и подтверждалось практикой. Ведь к тому моменту центровые собрали 19 подобных призов против пяти – у представителей других амплуа. Поэтому, возможно, менее рослые игроки вроде Роберстона, Уэста, Бэйлора, Хавличека или Ирвинга сталкивались с критикой намного реже, чем Расселл, Чемберлен, Абдул-Джаббар или Уолтон, которые должны были доминировать по определению.

Расселл являлся неоднократным чемпионом лиги и думающим баскетболистов с отсутствием эгоизма. Чемберлен установил «вечный» рекорд результативности и в одном сезоне набирал больше 50 очков в среднем за матч. Однако он не был окружён повальной лаской. Что касается Уолтона, то один из самых разносторонних пятых номеров в истории постоянно мучился от травм. И, наконец, Абдул-Джаббар, вместивший в себя все возможные качества баскетболиста. Он обладает скоростью Бэйлора, навыками Уэста и фактурой, близкой к Чемберлену. Он является машиной по раздаче блок-шотов, а также прекрасно ассистирует партнёрам. Немудрено, что он постоянно сталкивается с двойной опекой. Но даже при этом отличается стабильностью, из года в год, собирая в среднем дабл-дабл из 30 очков и 14 подборов. «Он всегда был и будет моим идолом. Для меня он величайший игрок в истории», – признавался Билл Уолтон. «При взгляде на него я задавался вопросом: чёрт, как парень с такой фактурой проделывает всё это?» – делился восхищением Боб Ленье.

Отменные физические данные Абдул-Джаббара частично объясняются тем, что он не ограничивается баскетболом. Он даст фору многим легкоатлетам в части бега, он частенько плавает и катается на велосипеде. Прошлым летом он прошёл «юный курс ресивера» под руководством тренера футбольной «Миннесоты Вайкингс», а также долгие годы практиковался в кунг-фу. Ну, и конечно, Карим – частый гость ледовых арен, куда он нередко отправляется сразу после матчей. В один вечер он обогнал двух девушек – и услышал в спину: «Это же Уилт Чемберлен!».

Что в свою очередь приводит нас к логичному вопросу: какой же центровой стоит на первом месте в иерархии – Чемберлен, Расселл или Абдул-Джаббар? «Карим – великий, великий, великий игрок, – говорит Уэст, бывший тренер великана. – Его набор навыков богаче, чем у любого баскетболиста в истории. У Чемберлена была мощь. Он мог безраздельно доминировать. Многие думают, что и Карим обязан делать то же самое. Но это не сделает его лучшим в истории. В любом случае Расселл и Чемберлен играли в другое время. Поэтому мы не имеем права сравнивать».

Разумеется, Расселл собрал внушительную коллекцию титулов не в одиночку. Рядом с ним находились прекрасные игроки. Абдул-Джаббару везло меньше, что, конечно, не могло не разочаровывать: «Многие люди заблуждаются, считая, что в баскетболе один игрок может в одиночку обыграть оппонента. В прошлом я лишь трижды выступал в хороших командах: в 1971-м в „Милуоки“, когда мы стали чемпионами; там же в 1974-м, когда мы проиграли в финале; и в „Лейкерс“ образца 1977-го. В 1975 „Лейкерс“ отдали трёх хороших игроков за меня, которые сделали „Милуоки“ хорошей командой. Я же, наверное, провёл лучший сезон, но мы финишировали в хвосте таблицы. В 1977-м у нас был лучший коллектив в лиге, но травмы Вашингтона и Аллена накануне плей-офф перечеркнули все надежды. В результате с „Портлендом“ нам приходилось играть в четыре защитника. Конечно, ради красивой истории журналисты писали о том, что Уолтон обыграл Абдул-Джаббара. Действительно, он провёл хорошую серию. Но и я не подкачал. „Портленд“ сыграл великолепно. Мы сыграли слабо. Но пресса всё переиначивает. Уолтон забил всего однажды через меня, но этого хватило для разговоров о том, что Абдул-Джаббар – больше не лучший игрок лиги».

Впрочем, вскоре мнение пишущей братии изменилось – и всё благодаря преображению «Лейкерс», чему в свою очередь поспособствовало несколько вещей. В частности, приход невероятного новичка Мэджика Джонсона, а также смена главкома. Сперва на место перфекциониста Уэста пришёл Маккинни, но вскоре он получил серьёзную травму во время поездки на велосипеде – и уступил место Полу Уэстхеду. Наконец, вокруг клуба стала постепенно разрастаться шумиха, привлекающая в том числе и звёзд. В раздевалке дружины уже побывали Джеймс Каан, О Джей Симпсон и Шон Коннери. Последний в свою очередь сказал Кариму: «Метафизически и литерально ты на голову превосходишь остальных господ».

Разумеется, приход Мэджика серьёзно усилил команду. Карим уже заявил, что ранее не встречал такого разыгрывающего. Кроме того, не менее важны и межсезонные приобретения Чонса, Ландсбергера и Хэйвуда, трёх талантливых «больших», оказывающих Абдул-Джаббару долгожданную помощь. «В начале сезона Мэджик находился в центре внимания – и люди начали забывать о Кариме. Вскоре, правда, они поняли, что команда – ничто без Абдул-Джаббара», – поведал Уэстхед.

В общем, произошло множество знаменательных вещей. И это время совпало с периодом, в котором центровой «Лейкерс» переживал второе рождение и вылезал из ракушки, в которой пребывал последние 15 лет. Годы, вместившие немало испытаний. Здесь и расовые предрассудки, и насилие в отношение близких ему людей, и неудачный брак, приведший к разводу…

Абдул-Джаббар живёт в 10-комнатном доме неподалёку от упомянутых Каана и Симпсона, а также рядом с джазменом Куинси Джонсом. «Убежище» украшено восточными коврами и другими произведениями исламского искусства, которые хозяин привёз из Африки и Ближнего Востока.

Он холодно сказал очередному гостю о том, что ему придётся подождать в гостиной, пока спортсмен не закончит ужин. «Карим! – раздался с кухни крик. – Пригласи его к себе!».

Шерил Пистоно улыбчива и дружелюбна, а также невероятно мудра для её 23 лет. В 16 же она покинула семью из рабочего класса, жившую в Иллинойсе, – и отправилась на Западное побережье. Она пошла в среднюю школу Беверли Хиллз, а заодно привыкала к «светской жизни» – в её понимании это времяпрепровождение с Хью Хефнером и поездки в Лас-Вегас на выходные. Как и Карим, она отошла от католической веры. Правда, в сторону буддизма.

Прошлой зимой Шерил хотела познакомить Абдул-Джаббара с родителями: «Все остались в восторге. Пусть даже не все имели представление, с кем они беседуют. Любопытно, что мой отец всегда являлся поклонником баскетбола и, в частности, фанатом Карима. Но домой он тогда так и не пришёл из-за расового аспекта. Теперь же моя 80-летняя бабушка достаёт его. К примеру, вырезает заметки о Кариме из газет».

Абдул-Джаббар понимает, что Шерил оказала большее влияние на его взрослую жизнь, нежели учителя, владельцы, тренеры или одноклубники. Именно она убедила его добиваться развода с Хабибой – девушкой, на которой Карим женился ещё в 1971-м, но с которой не жил с 1973-го. Шерил также устраняла непостоянство в религиозных убеждениях баскетболиста. В частности, убирала картины и фотографии с изображением людей. Кроме того, она честно заявила о том, что раздосадована по поводу того, что двое из троих детей игрока и Хабибы появились на свет уже после того, как они разъехались. «Никто никогда не говорил ему ничего плохого и осуждающего. Для окружающих Карим являлся богом. Никто не говорил ему вещей вроде: слушай, зачем ты так поступаешь, зачем причиняешь кому-то боль? Люди боялись указать на недостатки. Но только не я. Наверное, я первый человек, который делился с ним правдой», – отмечает Шерил.

Вот и сейчас из кухни раздаётся звучное «Карим, иногда ты такой придурок». Игрок громко засмеялся, однако быстро вернул себе серьёзное выражение лица. Он листает копию Heavy Metal, его любимого научно-фантастического журнала: «Является ли Чужой метафорой к моей жизни? Вполне. Возможно, Чужой – это настоящий я, которого я же и запер на долгое время. Знаю, что многое упустил из виду. Теперь стараюсь это исправить».

Слишком много плохого произошло за последние 15 лет, поэтому он не говорит о прошлом с нежностью. Он теперь другой человек. 33-летний мусульманин, а не католик по имени Лью Алсиндор. Он говорит, что не собирается обратно менять религию. По словам спортсмена, ему нужно лишь восстановить сгоревшие мосты между прошлым и настоящим…

В шесть лет будущий Абдул-Джаббар нашёл первого и последнего героя в жизни, Джеки Робинсона: «И дело не только в том, что он был первым чёрным бейсболистом в высшей лиги. В то время ведь я этого не понимал, да и родители не объясняли. Я даже не замечал, что все остальные в МЛБ – белые. Я знал только, что Джек пленных не берёт – и играет, как никто другой».

Однако со временем расовые предрассудки ворвались и в его жизнь. В детстве наш герой не понимал, почему сверстники с другим цветом кожи странно на него смотрят. В один же вечер, когда будущей звезде НБА исполнилось 12 лет, три мальчугана преследовали его, выкрикивая: «Ниггер! Чёрный малый! Блэки!». Именно тогда Лью начал окружать себя стеной.

В это же время он становился одним из лучших школьных баскетболистов в истории. Немудрено, что уже в восьмом классе он столкнулся с повышенным интересом. Множество учебных заведений звали великана к себе. Но настойчивее всех оказался Джек Донохью. Наставник, с именем которого связан один красноречивый эпизод. За три года в манхэттенской академии Алсиндор привёл дружину к 78 победам в 79 матчах. В середине же этой эпопеи команда нашего героя едва не уступила аутсайдеру: «Мы играли ужасно. Я так и вовсе играл хуже всех. После первой половины мы вели «+6». Во время перерыва Донохью отчитал нас, после чего повернулся ко мне и прокричал: ты не двигаешься, не стараешься, не делаешь то, что должен – ты играешь как ниггер». После поединка главком, вспоминая тот эпизод, старался обернуть всё в шутку. Но в результате он в очередной раз помог Алсиндору понять сущность расовой дискриминации. Специалист показал, что баскетболист соревнуется со всем миром, как и его кумир.

В то же лето в Гарлеме вспыхнули беспорядки: «Я вышел из метро прямо в центре происходящего. То был хаос, дикий и безумный – и я просто стоял не в силах пошевелиться. Полиция избивала дубинками попавшихся под горячую руку. Свистели пули. Окна разбивались. Процветало мародёрство. Я же хотел остаться в живых, поэтому побежал, куда глаза глядят – и не остановился, пока не минул семь кварталов. Тогда же я поразмыслил о том, что видел – и понял, что это была ярость чернокожего населения. Они предпочли лечь под удары дубинок, чем вечно терпеть оскорбления от белых. И тогда я понял, что хочу персонифицировать этот гнев, стать его живым олицетворением».

Позднее Лью поступил в калифорнийский университет, принеся ему три титула чемпиона. За время учёбы центрового UCLA потерпела лишь два поражения. Однако растущая известность не делала Алсиндора счастливым. Он по-прежнему воспринимал баскетбол как бизнес. Он едва не перебрался в Мичиган после второго года в университете, а в 1968-м призвал чернокожих спортсменов бойкотировать Олимпиаду. Правда, бунт в итоге сорвался. После этого Лью увлёкся изучением ислама, практически ни с кем не общался и большую часть времени проводил в одиночестве: «С ранних лет я часто погружался в себя, ощущая при этом уют. Иного выбора не было, ведь я отличался от большинства. Ростом, цветом кожи, религией – не важно».

После же дебютного сезона в НБА Алсиндор публично объявил о переходе в ислам и смене имени на Карима Абдула-Джабара, в переводе – щедрого и могущественного слуги Аллаха: «Люди нормально отреагировали на произошедшее. В том числе и „Милуоки“. Команда ведь знала, что я не идиот. Правда, определённые сложности возникали у тренера – Ларри Костелло, который иногда запинался: Лью… Карим… Лью… Карим».

В 1971 году «Милуоки» завоевал перстни, а Карим получил первую награду MVP. В двух последующих сезонах «Бакс» одерживали больше 60 побед, а в 1974-м дошли до финала, где уступили «Бостону». Но он по-прежнему не чувствовал себя счастливым. Его друзья, как мы уже отмечали, были убиты, семья развалилась. Да и от Милуоки он был не в восторге. Разочарование игрока росло настолько, что после второй в карьере травмы глаза он с досады сломал руку. В то время как контракт Абдул-Джаббара заканчивался, он приложил максимум усилий для осуществления мечты – переходе в «Нью-Йорк». Когда сделка сорвалась, он взглянул в сторону «Лейкерс»: «На паркете я старался показать всё, что умею, но не ради партнёров по команде».

1977-й стал худшим годом в жизни спортсмена. В марте его друга Хаалиса посадили в тюрьму. Самому Абдул-Джаббару угрожали похищением и даже убийством. Позднее «Лейкерс», обладавшие лучшим соотношением побед и поражений в НБА, всухую уступили «Портленду» в плей-офф. В прессе писали о том, что Карим выдохся. В первом матче сезона-1977/78 центровой так огрел новичка «Милуоки» Кента Бенсона, наказав того за грязный приём, что вновь сломал руку. Центрового оштрафовали на $ 5 тысяч. Бенсон остался безнаказанным. «Все думают, что виноват только я. Опять же, я соревнуюсь со всем миром. Конечно, понимаю, как произошёл инцидент. Он новичок и допустил ошибку. Я же чересчур резко отреагировал. Но реакция лиги неверна. Ни я, ни Бенсон не виноваты. Виновата система», – отметил позже Абдул-Джаббар.

Двумя месяцами ранее Карим встретил Шерил. «Он меня не интересовал, – вспоминает девушка. – Меня вообще не интересовали спортсмены из-за их менталитета. Тем не менее, однажды он подарил мне розы из своего сада. Тогда я поняла, что он серьёзно настроен. С тех пор стараюсь его не обижать».

Что касается баскетбола, то в 1977-м Абдул-Джаббар едва не завершил карьеру. После восстановления от травмы он стал свидетелем ещё одной сцены насилия, когда Кермит Вашингтон отправил в нокаут тренера «Хьюстона» Руди Томьяновича. «Он был несчастен, – рассказывает Шерил. – Отправила ему телеграмму со словами: Карим, твоя карьера – не тюремный срок».

Позднее Шерил не раз давала Кариму ценные советы. К примеру, о том, что он должен стать полноценным лидером. О том, что пора прислушиваться к мнению окружающих. О том, что не стоит хранить всё в себе – и ожидать момента, когда накопившиеся эмоции выплеснутся наружу. Тем не менее меняться в таком возрасте – дело непростое. Для частичной помощи Шерил приучила Карима к катанию на коньках в людных местах. Там он сиял от счастья, но временами по-прежнему погружался в себя. Однажды молодой поклонник подошёл к игроку и осыпал того похвалами. Но Абдул-Джаббар смотрел в пустоту, не произнося ни слова. В результате фанат уехал прочь со словами: «Чёрт, как такой великолепный баскетболист может быть таким кретином?». Позднее Абдул-Джаббар скажет: «Меня раздражает, что люди интерпретируют меня по-своему. Я хочу, чтобы меня уважали – и всё. Я учился от отца. Он большой и сильный мужик, но при этом тихий и спокойный. Хладнокровие пугает».

«Время от времени меня сознательно изолировали от толпы. В школе тренер изолировал меня от сомнительных, как ему казалось, компаний. В UCLA меня изолировали от прессы. В „Милуоки“ также старались меня не перегружать. Даже мои исламские друзья и родители устанавливали определённые ограничения. Так что я даже не понимал, что многого лишаюсь. Пока наконец Шерил не сказала мне об этом. Теперь я впервые сам полностью распоряжаюсь своей жизнью», – отмечает центровой. «Я ожидал увидеть отчуждённого Карима. Но он не всегда такой. Игроки тянутся к нему. Он для них словно старший брат. За полчаса до матча в раздевалке все затихают – и Карим рассказывает одну из историй. Обычно воспоминания касаются Нью-Йорка. И лишь после этого команда выходит на паркет», – рассказывает Уэстхед.

Однажды Карим повествовал о том, как Уилт предложил встретиться за ужином. Наш герой тогда ходил в школу: «У него был „Бентли“, скаковые лошади и каждая красивая женщина Манхэттена. Да и с собой он взял самую прекрасную девушку, которая я когда-либо видел. Смотрел на неё широченными глазами и с отвисшей челюстью». В другой день – о «самом жёстком чуваке из Гарлема», Шуга Стэмпе: «Однажды на него навалились толпой. Причём двое устроили засаду. Однако Шуга повалил обоих, а потом избил ещё одного. Остальные разбежались». Мог рассказать Карим и о самом невероятном баскетболисте, которого он встречал: «Он приехал из Филадельфии на „Матч звёзд“ по уличному баскетболу. Вместе с ним приехала целая толпа. Однако раньше я его ни разу не видел. До матча персональные поклонники начали кричать: Иисус! Чёрный Иисус! Подумал, да кто же этот парень? Потом увидел 190-сантиметрового чувака, который забрал подбор в защите и начал крутиться. Он раза четыре обернулся вокруг оси – и это на своей половине площадки! На последнем обороте он швырнул мяч, который ударился о центр паркета и прилетел прямо в руки игроку, устремляющемся в быстрый отрыв. Он отдал передачу с отскоком через всю площадку! Лишь многим позднее я узнал его имя. Это был Эрл Монро»…

Вечер с Каримом и Шерил затягивался. Спортсмен рассказывал о фильме, в котором только что снялся – в «Аэропорте» он играет помощника пилота. Поведал о музыкальном альбоме, в котором стучит на африканских барабанах. Вспомнил о поездке в Пакистан. Внезапно настаёт пауза.

– Карим! Расскажи о Мэджике, – просит Шерил.
– Knee Deep. Кажется, так называется песня, которую он постоянно включает. Как же она надоела…

– Но именно под ней танцевали все стюардессы в самолёте после вашей второй победы над «Бостоном». Даже ты танцевал.
– Неправда.

– Пэт Райли говорил, что это так.
– Да его даже не было в самолёте.

– Он говорил, что ты стоял…
– Да я не мог там выпрямиться!

– Не верю!
– Ну, может я сделал пару движений… на сиденье, – он старался казаться серьёзным, но улыбался всё шире.

– Карим, помнишь первый матч сезона в Сан-Диего, когда ты реализовал победный бросок, а Мэджик подлетел к тебе, обнял – и все бесновались?
– Да. Сложилось впечатление, что мы выиграли седьмой финальный матч.

– Возможно, именно это ты и сделал.

Благородный. Как Абдул-Джаббар оставлял позади всех легенд НБА
Дмитрий Планидин, https://www.championat.com/basketball/article-270500-karim-abdul-dzhabbar--samyj-rezultativnyj-igrok-v-istorii-nba.html

На закате своей карьеры Уилт Чемберлен не переставал обновлять рекорды, и этому, казалось, не было конца и края. Уже давно прошедший свой пик 35-летний Чемберлен принесёт очередное чемпионство «Лейкерс» и станет одним из самых возрастных MVP финалов НБА. Но уже тогда, в 1972 году, он прекрасно понимал, что в лиге появилась новая сила, не только готовая бросить ему вызов, но и через определённое время превзойти, пожалуй, главное его достижение.

На самом деле незаурядные способности Лю Алсиндора проявились ещё в университете Лос-Анджелеса в Калифорнии. Юный центровой на десятилетия вперёд вписал своё имя в книгу рекордов «Брюинз», а его студенческая карьера по праву может считаться эталонной. Ажиотаж вокруг Алсиндора перед дебютом на профессиональном уровне был настолько высок, что на него претендовали сразу две лиги (в спор вмешался «Нью-Йорк Нетс» из Американской баскетбольной ассоциации) и «Гарлем Глоубтроттерс». Лю выбрал более выгодное предложение «Милуоки» и через два года привёл «Бакс» к первому титулу, став MVP финала, а уже на следующий день официально сменил имя и фамилию. Это был лишь первый значимый шаг в великой карьере Карима Абдул-Джаббара.

Элджин Бэйлор – 2 января 1980 года
Шесть сезонов, проведённых в «Милуоки», стали самыми продуктивными для Карима с точки зрения результативности. Лишь однажды Абдул-Джаббар набирал в регулярном чемпионате меньше 2000 очков, а в своих самых результативных сезонах,

которые принесли ему единственные титулы лучшего скорера лиги, перешагивал за отметку в 2,5 тысячи. Относительная молодость ассоциации и незначительное падение в цифрах после перехода в «Лейкерс» позволили Кариму вплотную приблизиться к первой пятёрке самых результативных игроков в истории НБА всего за 10 сезонов, а набрать 20 тысяч карьерных очков за 9.

Первой жертвой Карима стал Элджин Бэйлор. Один из самых доминирующих низкорослых форвардов в истории лиги завершил карьеру в 1972 году, но фактически сделал это двумя сезонами ранее, после чего провёл всего 11 матчей. Это сейчас Бэйлор занимает 29-ю строчку в общем рейтинге, но тогда 23 149 очков вполне хватало, чтобы находиться в пятёрке. Абдул-Джаббару потребовалась всего половина сезона-1979/80, чтобы забраться в топ-5: 2 января 1980 года 32 очка в матче против «Индианы» позволили центровому потеснить 11-кратного участника Матча звёзд.

Джерри Уэст – 6 января 1981 года
До следующей цели оставалось чуть более 2 тысяч очков, и Кариму потребовался один календарный год, чтобы настигнуть и обойти Джерри «Лого» Уэста. Как и во всех остальных случаях, у центрового было одно неоспоримое преимущество: его заочный соперник уже закончил с баскетболом и никак не мог скорректировать результаты гонки. Уэст провёл великолепную карьеру, став одним из немногих игроков, сохранивших отличную игровую форму вплоть до последних сезонов.

Во многом именно благодаря этому факту Джерри удалось «пережить» Бэйлора и дождаться своего первого чемпионства, завоёванного вместе с Чемберленом. Однако 14 лет, пусть и сверхрезультативных (27 очков за игру), оказалось недостаточно, чтобы удержать пикового Абдул-Джаббара. Именно в сезоне-1980/81 Карим набирал больше, чем в каком-либо другом, проведённом в Лос-Анджелесе. Обойти ещё одного выдающегося игрока «Лейкерс» центровому удалось в игре против «Вашингтон Буллетс»: в очередном историческом матче Карим набрал 25 очков.

Джон Хавличек – 8 ноября 1981 года
Несмотря на бешеный для 33-летнего баскетболиста темп, дотянуться до Джона Хавличека в том же регулярном чемпионате Абдул-Джаббар не смог: лидера «Селтикс» 70-х и лидера «Лейкерс» 80-х разделило 125 очков. Минимальный гандикап был преодолён Каримом всего за 5 матчей нового сезона-1981/82.

На самом деле Хавличек мог продержаться куда дольше, если бы не попал в одну из сильнейших команд в истории спорта. В тех потрясающих «Селтикс» выделиться было невероятно сложно, тем более в компании Сэма Джонса: «Мистер Клатч» был лучшим скорером «Бостона», когда Джон только начинал свою карьеру. На финишной прямой «Хендо» также было с кем поделиться мячом – в какой-то момент Джо Джо Уайт и Дэйв Коуэнс сравнялись по влиянию на результат с Хавличеком. Расстался с местом в тройке Джон 8 ноября 1981 года: в победном матче против «Далласа» Карим отметился 15 очками.

Оскар Робертсон – 1 декабря 1981 года
С Оскаром Абдул-Джаббару удалось не только пересечься в одной эпохе, но и четыре сезона отыграть в одной команде. Конечно, это уже был не «мистер трипл-дабл», но и резкого спада после перехода в «Милуоки» у 31-летнего Робертсона не произошло. Звёздное трио, в которое также входил куда менее известный Боб Дэндридж, завоевало титул с первой попытки, правда, после этого в финале больше не появлялось.

Как и большинство звёзд той эпохи, Оскар не провёл в лиге и 15 сезонов, сойдя с дистанции после четырнадцатого. В плане результативности его карьеру можно чётко разделить на время, проведённое в «Цинциннати», когда защитник лишь несколько раз набирал менее 2 тысяч очков за сезон, и лебединую песню в «Милуоки», где он уже в большей степени выступал в роли надёжной опоры молодому таланту. Вторую строчку у своего верного товарища Карим отобрал 1 декабря в матче против «Юты» – для нужного результата хватило и 14 очков.

Уилт Чемберлен – 5 апреля 1984 года
За Робертсоном зияла огромная пропасть, по ту сторону которой находился казавшийся недосягаемым Уилт Чемберлен. На тот момент он был единственным игроком, которому покорилось отметка в 30 тысяч карьерных очков. Конкуренцию среди современников мог составить разве что «вечный друг» Элвин Хэйес, но и он шёл позади Карима. Сам Абдул-Джаббар моложе не становился, но богатырское здоровье и потрясающая стабильность позволили центровому штамповать сезоны, в которых он набирал 20 очков и собирал 15 подборов в среднем за игру.

Момент истины настал за 11 дней до 37-го дня рождения Карима. На матч «Лейкерс» против «Юты» в Лас-Вегасе собралось посмотреть около 18 тысячи болельщиков. Чтобы обойти Уилта, изобретателю «небесного крюка» нужно было набрать всего 22 очка, и менее чем за 9 минут до конца матча после ассиста Мэджика Джонсона Карим взобрался на вершину баскетбольного мира. Все 18 тысяч слились в единой овации, игроки «Лейкерс» образовали мини-карнавал на паркете, а Пэт Райли уже не имел никакого желания растягивать игровое время своего центрового. С того момента и по сей день Карим никому не уступает первую строчку.



За оставшиеся пять сезонов Абдул-Джаббар прибавит к своему рекорду ещё почти 7 тысяч очков и обезопасит себя от многих поколений будущих звёзд. Его рекорд переживёт гений Джордана (32 292), потрясающую карьеру без единого чемпионства Карла Мэлоуна (36 928) и отчаянную попытку прикоснуться к небесам Коби Брайанта (33 643). Насколько велик масштаб свершений Карима? Настолько, что Леброну Джеймсу и Кевину Дюранту при сохранении текущего темпа потребуется играть до 37 лет, чтобы превзойти достижение легендарного центрового.



И в конце статьи, конечно же, видео лучших моментов великого игрока!









Название:
Текст:

Добавил: High_hopes

7
Индикатор репутации - оценка всех предыдущих комментариев пользователя за последние 12 месяцев, сделанная другими пользователями. Этот показатель позволяет предположить, оставлен ли комментарий уважаемым автором или нет.